23:31 

Вкус Малфоя

Фалмари
Нужно обладать гением или уметь обходиться без него. Вольфром (Из книги «Афоризмы»)
Глава 25


Вечер воспоминаний

После ужина Гарри и Драко направились в комнаты Северуса. Днем они, как и посоветовал отец Дастина, немного поспали после занятий, которые прошли не так плохо, как ожидалось. События прошлой ночи стали менее тягостными, как только ребята увидели, насколько признателен им Блейз. Юноши знали, что поступили правильно, и это придавало им сил.
Однако теперь Гарри еле тащился в сторону подземелий. Драко знал, почему, но ничего не сказал. Он всего лишь взял своего парня за руку и продолжил идти.
Когда они подошли, Люциус уже находился в комнате, но Северус ещё не вернулся с ужина. Гарри, и так еле двигавшийся, и вовсе остановился, когда увидел отца Драко. Слизеринец же, дотянув парня за собой до дивана, сел в кресло и посадил Гарри перед собой, чтобы обнять его. Брюнет от этого слегка расслабился и откинулся на грудь Малфоя-младшего , устроив голову на его плече.
Поттер закрыл глаза и попытался расслабиться. Ему было приятно находиться в объятиях Драко, но он не имел ни малейшего понятия, что сказать Люциусу. «Прости, что из-за меня тебя посадили в Азкабан прошлой весной. Понимаешь ли, Волдеморт хотел, чтобы я знал: одному из нас придется убить другого.» Гарри тихо застонал: эти слова не будут восприняты так уж положительно.
Люциус же приветственно кивнул, но и только. Он молча наблюдал за тем, как его сын буквально насильно втащил Гарри в комнату и пытался заставить того расслабиться. Когда брюнет застонал, слизеринец что-то шепнул тому на ухо, что заставило Поттера фыркнуть в ответ.
Лорд Малфой подумал, что некоторые идеи Северуса заслуживают больше внимания, чем он раньше предполагал. Было странно предложить шестнадцатилетнему юноше спиртное, однако Гарри не был обычным подростком. Люциус встал, чтобы достать бутылку виски и несколько бокалов. Как и Северус несколькими ночами ранее, он наполнил бокал и попросил Драко передать его Поттеру. Слизеринец что-то пробормотал на ухо своему парню и Дастин выпрямился, чтобы глотнуть напитка, прежде чем вернуться в прежнее положение.
Недолго думая, Люциус передал второй бокал виски Драко. Юноша посмотрел на отца удивленно. Обычно ему разрешали выпить вокал вина за ужином, но не более.
— Думаю, ты заслужил, — всего лишь сказал Малфой-старший.
Гарри хихикнул, хотя ничего смешного и не произошло.
— То же сказал мне и мой отец, когда налил мне мой первый бокал виски, — объяснил он. Юноша уставился в свой бокал. — Я наслаждаюсь этой привилегией, но не слишком горжусь обстоятельствами, через которые прошел, чтобы заслужить её, — пояснил он горько.
Драко, успевший глотнуть виски, поставил бокал на стол, услышав его слова. Затем он повторил те же действия и с бокалом Гарри, прежде чем передвинуть его в своих объятиях и поцеловать.
Драко был безжалостен. Это был не нежный и сдержанный поцелуй. Он прижал брюнета к себе и ворвался в рот Гарри, зарывшегося пальцами в его волосы и повернувшегося и его объятиях так, чтобы прижаться всем телом к блондину. Слизеринец же водил руками вверх и вниз по спине Дастина, каждый раз опускаясь все ниже.
Малфой старший удивленно наблюдал за тем, как парни буквально врастали друг в друга. И поэтому он слегка удивился, услышав голос Северуса, так как не заметил, как тот вошел в комнату.
— Они опять «снимают стресс»? — сухо спросил Снейп.
Люциус молча уставился на него.
— И часто они делают так перед чужими людьми? — удивленно спросил он.
Северус покачал головой.
— Нет, по крайней мере, я так не думаю, — произнес он, подозрительно взглянув на мальчиков. — Но прошлой ночью перед встречей они вели себя также. Сказали, что это «снимает стресс». Тогда я никак не прокомментировал такое их поведение, так как это, казалось, действительно помогало им, — сухо прокомментировал он.
Гарри отодвинулся достаточно, чтобы сказать:
— Помогает просто прекрасно, — а затем продолжил целовать блондина, не обращая больше внимания на отца и лорда Малфоя.
Люциус замер. Он не думал, что юноши замечают хоть что-то из того, что происходит вокруг них.
Северус лишь усмехнулся и уселся в кресло, налив себе бокал виски.
Мальчики застонали и разорвали поцелуй. Драко откинулся на спинку дивана и закрыл глаза, а Гарри положил голову на грудь блондина. Его глаза были также прикрыты, и юноши тяжело дышали. Они оба знали, что настало время поговорить.
— Чувствуешь себя лучше, Гарри? — слегка смущенно спросил у него отец.
Юноша лишь приоткрыл глаза и устало посмотрел на профессора, прежде чем вновь закрыть их.
Люциус, как и Северус, усмехнулся, глядя на мальчиков. Маги переглянулись. Оба мужчины помнили, каково быть шестнадцатилетними подростками с бушующими гормонами. На самом деле, они проводили время вместе так же, как и парни.
— Может быть, мальчики правы, поступая так, — заметил Люциус. — Я помню, как мы делали то же самое.
Это явно привлекло внимание юношей. Они распахнули глаза и уставились на своих отцов.
Гарри раскрыл рот, собираясь что-то сказать, но передумал.
Вместо него это сделал Драко:
— Ты и отец? — воскликнул он.
Мужчины усмехнулись.
— Да, — ответил Северус, — твой отец и я были некоторое время вместе, когда учились в Хогвартсе.
— Но почему? — смог-таки произнести Гарри.
— Почему мы не остались вместе? — уточнил профессор, и юноши кивнули.
Северус посмотрел на Люциуса. А тот прикрыл глаза.
— Я не собирался говорить об этом, — произнес он.
— Все в порядке, Люциус. Это было давно, и ты прав, мы собрались сегодня, чтобы поговорить кое о чем другом, — произнес Снейп-старший.
— Нет, — сказал лорд Малфой. Он открыл глаза и несколько секунд смотрел на все ещё обнимающихся мальчиков, а затем вновь повернулся в сторону Северуса.
— Все не в порядке, — сказал он. — Возможно, все это было много лет назад, но ничто не забыто.
Северус покачал головой.
— Нет, не забыто, — просто добавил он.
Ммальчики молчали и удивленно следили за разговором между их отцами.
— Прости меня, Северус, что я не был сильнее, — с грустью сказал Люциус.
— И я тоже, — ответил Северус. — Мы оба выбрали пути, которым не стоило следовать.
Они понимающе переглянулись, прощая друг друга.
— Теперь все кончено, да? — спросил с легкой улыбкой Малфой-старший.
Северус улыбнулся в ответ.
— Да, Люциус. Думаю, прошлое можно оставить позади, и теперь мы можем двигаться вперед.
Они повернулись к мальчикам.
— Вы так напоминаете нам нас самих в вашем возрасте. Хотя и с несколькими важными изменениями, — произнес лорд Малфой.
— Да, мы были вместе в школе. Но никто из нас не был так силен в вашем возрасте, как вы сейчас. На нас давили так же, как и на тебя Драко, заставляя стать пособниками Темного Лорда. Но времена были другие. Теперь есть надежда, — произнес он, посмотрев на Гарри.
— Это были темные времена, и семьи давили на нас. У нас не было выбора. На деле, мы так глубоко увязли в сетях и интригах наших родителей и Темного Лорда, что попали прямо в ловушку. Нам потребовалось много лет, чтобы вновь обрести свободу, — объяснил Люциус. — А надо мной висела ещё и обязанность жениться на Нарциссе. У наших с Северусом отношений не было ни единого шанса. Хотя он и освободился намного раньше, чем я.
— Может, пришло время, чтобы вы все начали с начала, — предположил Гарри.
Северус улыбнулся. Гарри, не смотря на обстоятельства, всегда был полон оптимизма и надежды.
Улыбнулся и Люциус.
— Гарри, думаю, твой отец уже предложил мне второй шанс, когда попросил меня остаться здесь прошлой ночью.
Глаза юношей расширились от удивления, и Северус посмешил сказать:
— Нет, ничего не произошло, — произнес он сухо. — Уже было довольно поздно, и после всего произошедшего прошлой ночью, мне показалось правильным попросить его остаться. Ещё я знал, что Люциус хотел бы быть здесь на следующее утро, чтобы удостовериться, что с вами обоими все в порядке. Не то чтобы мне нужно было объяснять свое поведение вам, — добавил он.
Мальчики наконец-то рассмеялись.
— Может быть, и нет, — произнес Гарри. — Но я рад, что вы двое собираетесь дать друг другу шанс, — произнес он мягко.
— Мне четко видно, насколько вы любите и преданы друг другу. Я счастлив за вас обоих, — сказал лорд Малфой.
— Спасибо, отец, — произнес Драко.
На несколько минут наступила тишина, а затем Северус вновь заговорил:
— Гарри, разве мы встретились сегодня не ради того, чтобы ты объяснил все Люциусу?
Юноша застонал и спрятал лицо на груди Драко.
— Разве ты не мог забыть об этом? — пробормотал он.
— Нет, Гарри. Думаю, Люциусу необходимо знать правду, — сказал Снейп.
Гарри вновь застонал, но, наконец-то, поднялся и сел нормально. Драко устроил их так же, как в начале, когда они только пришли в комнату, и защитным жестом обнял Дастина. Юноши отпили по глотку от своего виски. Гарри выглядел так, словно готовился защищаться. Он посмотрел на Люциуса со страхом, вернувшимся в его глаза.
— Гарри, почему-то мне кажется, что ты вновь меня боишься, — недоуменно спросил Люциус. — Несколько последних дней мы общались нормально. Даже встретившись лицом к лицу с Темным Лордом, ты не выказывал такого страха, как сейчас. Мне это непонятно.
Юноша взглянул на Драко, прежде чем сделать глубокий вдох и ответить:
— Сейчас я боюсь тебя больше, чем Темного Лорда, потому что твое мнение действительно важно для меня.
— Ладно, но почему ты боишься меня? Несколько дней назад этого не было, — сказал Люциус.
Гарри посмотрел на отца.
— Все будет в порядке Гарри, — ободрил тот его.
Брюнет прикрыл глаза и кивнул:
— Я боюсь, потому что люблю Драко и не хочу, чтобы его отец ненавидел меня, — произнес он, опустив голову. Юный Малфой сильнее сжал его в объятиях. — И разве может его отец не ненавидеть меня, если из-за меня он попал в Азкабан.
Люциус начал говорить, но Гарри поднял руку, останавливая мужчину. Казалось сейчас, когда он начал говорить, юноша был не способен остановиться, пока не закончит.
— Последние несколько дней никто не упоминал о событиях, произошедших прошлой весной, и я не хотел поднимать эту тему. Я не хотел напоминать тебе, что у тебя есть более чем веские основания ненавидеть меня, — Гарри посмотрел мужчине прямо в глаза. — Люциус, мне очень жаль, что тебе пришлось пройти через все это, но я не могу сказать, что мне жаль, что из-за меня ты оказался там, — Гарри пожал плечами. — Я делал лишь то, что должен был. Да, в первую очередь, я совершил ошибку, пойдя туда, но уже в Министерстве, я мог поступать лишь так, как был обязан.
Гарри сделал паузу и допил свой виски.
— Гарри, я не уверен, как все это связано с тем, почему ты и Драко были так расстроены этим утром, но тебе явно необходимо знать, что я не виню тебя ни в чем, — сказал Люциус.
Гарри удивленно посмотрел на него.
— Не винишь? — спросил он.
Старший блондин печально улыбнулся.
— Нет. Не могу сказать, что не злился на тебя какое-то время. Но, в конце концов, я понял, что во всем произошедшем нет твоей вины. Я понимаю, что ты делал лишь то, что должен был, — он оценивающе посмотрел на Гарри. — Должен сказать, что за несколько последних дней я стал гораздо лучше понимать тебя. Ты ведь пошел туда тогда не только ради схватки с Пожирателями? — спросил Люциус.
— Нет, — ответил Гарри. — Волдеморт послал мне видение, что Сириуса схватили и пытали там. У меня были видения и до этого, так что у меня не было оснований не доверять одному из них в тот раз. Я пошел туда, надеясь спасти Сириуса, — юноша опустил голову. — Вместо этого, он погиб из-за меня, — произнес он горько.
Люциус удивился.
— Гарри, я был там, помнишь? — спросил он.
Брюнет непонимающе посмотрел на него.
— Конечно, помню, — ответил он.
— Да, и я тоже все помню. Сириуса убил не ты, а Беллатриса, — мужчина сделал паузу. — И, на самом деле, ты не сделал ничего, что привело к тому, что нас схватили. Насколько я помню, ты побежал за Лестрейндж, начал сражаться с ней и попал в сражение между Дамблдором и Темным Лордом, в то время как авроры из Ордена Феникса схватили нас, — лорд Малфой посмотрел прямо в глаза Гарри, не позволяя юноше, отвести взгляд. — Я был там, Гарри. Ты ничего не мог сделать для спасения Сириуса, и твои действия не могли быть никакими другими по отношению ко мне.
Юноша медленно кивнул, все ещё смотря в глаза мужчине.
Внезапно Люциус издал смешок. Юноша пришел в себя от этого звука, и остальные двое расслабились.
— Ты, очевидно, помнишь только плохие события той ночи, удивляюсь, почему ты не упоминаешь обо всех остальных, — произнес слегка сбитый с толку Люциус.
— Что ты имеешь в виду? — спросил Гарри. Северус и Драко также вопросительно посмотрели на Малфоя-старшего.
— Хочешь сказать, что не рассказывал им о той веселой погоне, которую ты с друзьями устроил нам? — спросил он у Дастина, с весельем вспоминая о той ночи.
Юноша заметно расслабился и рассмеялся. Покачав головой, он сказал:
— Вас было вдвое больше, и все же мы удерживали некоторое время лидирующие позиции, — усмехнулся брюнет.
— Пока ты заговаривал меня, вы придумали план побега. И я до сих пор не знаю, как вы связывались друг с другом, — полюбопытствовал мужчина.
— Я просто разговаривал с тобой, чтобы скрыть наш шепот. Также мы могли топать, чтобы привлечь внимание друг друга. Но в остальном, ты и сам справился с задачей скрыть наши действия. Спасибо, — ухмыльнулся Гарри.
Люциус с сожалением улыбнулся в ответ.
— Не за что, — издевательски произнес он. — И да, после того, как ты подразнил нас немного пророчеством, вы уронили на нас все эти полки, — вспомнил блондин. — Это было довольно неожиданно, — протянул он.
— А вам удалось разделить нас, когда мы начали бежать, хотя пару раз нам и удалось вас достать, — озорно улыбнулся юноша.
Северус и Драко с удивлением следили за их разговором. Во-первых, они никогда не видели, чтобы Люциус и Гарри так общались. Они предавались воспоминаниям о провальной попытке заполучить пророчество. А во-вторых, перед ними вставала довольно интересная история, и им были интересны подробности.
— А что именно вы сделали, Гарри? — полюбопытствовал профессор Снейп.
— Да, Гарри, ты никогда не рассказывал мне об этой части той истории, — произнес Драко.
Люциус и Дастин замолкли и переглянулись.
— Возможно, пришло время рассказать всю историю, — сказал Поттер.
Люциус согласился, и они принялись объяснять все события той ночи. Пересказ этих воспоминаний в этом новом, потешном стиле помог ему взглянуть на них с другой стороны. Ему все ещё было больно говорить о Сириусе, но и эта боль постепенно уходила, пока он рассказывал остальным о произошедшем. Казалось, Люциус и сам был удивлен и ошарашен, когда Блэк провалился в Арку.
— На самом деле, — задумчиво произнес Гарри, — отчасти Сириус был сам виноват в своей смерти. Как только там появился Дамблдор, все остановили сражение, кроме него и Беллатриссы. Они дрались, и Сириус издевался над ней. Полагаю, он перестарался, и её следующее проклятье поразило его, — Гарри не хотел слишком зацикливаться на этой мысли и попытался приободриться. Он посмотрел на отца:
— Ты всегда говоришь, что гриффиндорцы безрассудны, наверное, это лишь подтверждение твоим словам, — произнес он с сухой, но грустной улыбкой.
Северус захотел поднять сыну настроение, не дать упасть в объятья охватывающей его меланхолии:
—Но теперь-то ты слизеринец, — сказал он с гордостью в голосе. — Ты больше не играешь роль глупого, безрассудного гриффиндорца.
Гарри улыбнулся. Он был рад, что отец гордится им. Но затем улыбка исчезла.
— Может быть, но тогда я ещё был гриффиндорцем. Тем, чей разум был затуманен яростью, потому что его крестного убили на его глазах. Жаль, что ты не научил меня применять проклятия раньше, — произнес он кровожадно. — Возможно, тогда я смог был наложить на Бэллу более эффективный Круциатус .
Малфои были ошарашены.
— Ты пытался наложить на неё Круцио? — с удивлением спросил Люциус.
— Да, я заставил её кричать, повалил её на спину, пусть она и не задержались надолго на полу, — произнес он злобно. — К тому же, это заставило её перестать говорить со мной как с ребенком, — вздрогнул юноша, вспомнив об этом, а Люциус рассмеялся.
— Я и забыл, как она говорила с тобой, — хихикнул он. — Уверен, Круцио заставило её поменять свое отношение.
Дастин улыбнулся:
— Да, после этого она обращалась со мной не так, как раньше. Я и сам неплохо справлялся с ней, но тут появился Волдеморт.
И Гарри продолжил свою историю. Он описал, как Темный Лорд вновь попытался убить его Авадой Кедаврой, и как появился Дамблдор. Он описал их дуэль и упомянул, что Волдеморт пытался захватить его сознание.
— Он вселился в тебя!? — воскликнул Драко, пока остальные застыли. Раньше они не знали об этом.
Гарри пожал плечами:
— Ну да, но ненадолго. Он пытался заставить Дамблдора убить меня. Но я начал думать о Сириусе, и мне было так больно, что Волдеморт не смог удержаться во мне, — он вновь пожал плечами. — Дамблдор сказал, что Темный Лорд не смог выдержать то огромное количество любви, что было во мне.
Драко сильнее обнял брюнета и прижался лицом к изгибу его шеи. Гарри повернул, чтобы поцеловать сероглазого юношу в щеку.
— Все в порядке, Драко. Все прошло, и даже Темный Лорд не настолько глуп, чтобы вновь пытаться захватить мое сознание.
Но блондин вновь дрожал, и эти слова его не успокоили.
— Да, но почему ты оказался там? Ты едва выжил, — прорычал он, подняв голову и уставившись на Гарри.
Гарри вновь опустил голову. Он попытался отодвинуться он Малфоя, но тот не позволил ему:
— Нет, ты никуда не уйдешь, — вновь прорычал он.
— Я стараюсь, как могу, Драко, — едва слышно прошептал Гарри.
Его голос прозвучал настолько сломлено , что гнев блондина пропал так же быстро, как и возник.
— Я знаю, Ангел, — прошептал он тихо Дастину. Он вновь прижал зеленоглазого юношу к себе и спрятал лицо на его шее.
Гарри устроился в его руках, но так и не расслабился до конца. Его плечи поникли, голова была опущена, и он не смотрел ни на кого.
Люциус взглянул на парочку на диване:
— Почему у меня возникло ощущение, что мы вернулись к тому, с чего начинали сегодня утром? — спросил он.
Северус вновь наполнил бокал Гарри, передал его сыну и произнес:
— Закончи свою историю, Гарри. Что ещё произошло той ночью? — спросил он.
Юноша залпом допил свой напиток. Они весело начали свой разговор, но теперь он пустым голосом объяснял остальные события той ночи. Он рассказал, что Дамблдор пытался объяснить ему, что самая большая сила Гарри — это его способность ощущать боль. Описал, как он разозлился и разнес кабинет Альбуса, и как тот держал его взаперти.
— Ты разрушил кабинет Альбуса? — с уважением спросил Северус. — Никто бы не посмел сделать что-то подобное, — сказал он.
Гарри поднял голову и увидел, что блондины с неверием смотрели на него.
— Ум, да, Альбусу, кажется, было все равно, — объяснил Гарри. — Он всего лишь дождался, пока я не успокоюсь.
Северус моргнул и пробормотал себе под нос:
— Альбусу было все равно.
— Ну, было несколько вопросов, которые он хотел объяснить мне, а я был слишком зол в тот момент, чтобы беспокоиться об этом, — пояснил Дастин.
— Так он просто позволил тебе разрушить его офис? — вновь спросил Северус.
— Ммм, да, — повторил Гарри. — Он сказал, что у него и так было слишком много вещей, что я мог свободно продолжать разрушать их, — а затем юноша признался, — тогда я и успокоился настолько, чтобы он смог поговорить со мной.
Северус налил себе виски и залпом выпил его, как и Гарри ранее. Люциус поступил также. Драко допил спиртное, которое отложил ранее. Гарри же просто наблюдал за ними.
Снейп вновь посмотрел на сына.
— У тебя самые странные отношения с Альбусом, чем у кого-либо другого, включая меня и всех остальных профессоров. Никто бы не остался безнаказанным за то, что ты сделал, — произнес Северус с удивлением в голосе. Люциус и Драко согласно кивнули.
Гарри лишь пожал плечами.
— Той ночью он многое объяснил мне из того, что должен был рассказать уже давно. Тогда-то мы и пришли к согласию, а теперь мы прекрасно понимаем друг друга. Думаю, я просто помогаю ему, а он мне. Ещё в начале учебного года между нами состоялся разговор, во время которого я ясно обозначил свою позицию. Вряд ли он напрямую пойдет против меня сейчас. Теперь у меня есть право принимать свои собственные решения, — произнес он уверенным тоном.
— У тебя был разговор с ним, а не наоборот, — попытался прояснить Северус.
Гарри улыбнулся.
— Да, я поговорил с ним. Дамблдор попытался вновь обращаться со мной как с ребенком, но я ясно дал ему понять, что такое отношение ко мне осталось в прошлом. Думаю, сейчас мы на равных, — произнес он задумчиво.
Северус потер нос.
— Гарри, только ты можешь считать себя равным Альбусу Дамблдору. И почему у меня возникает чувство, что ты прав?
Дастин усмехнулся:
— Может, потому что я прав? Хоть у него и больше знаний, чем у меня, но как личности мы равны. Я точно не могу обращаться к нему с тем же благоговением, что и большинство людей, да и он не ожидает от меня этого. Теперь мы понимаем друг друга, и он уважает меня больше, чем раньше.
Гарри вновь усмехнулся отцу и Люциусу.
— Например, Дамблдор знает, что я покинул вчера территорию школы, чтобы побывать на собрании Пожирателей, и потащил своего парня вместе с собой, — Северус удивленно посмотрел на него, но брюнет не позволил ему ничего сказать, продолжив свой рассказ. — Как обычно, я не знаю, откуда он узнал об этом и насколько осведомлен, но у него есть общие представления о событиях прошлой ночи. В любом случае, мы общались только во время завтрака в Большом Зале. Сначала он посмотрел на меня своим обычным пронизывающим взглядом, который дал мне понять, что он все знает, и который я успешно проигнорировал, пока разговаривал с Драко. Затем после благодарностей Блейза, он одобрительно кивнул мне, показав, что доволен успехом моего плана, — объяснил Гарри.
Драко был сбит с толку, но оно и понятно, так как у него не было того опыта общения с директором, которым обладали старшие мужчины, с пониманием смотревшие на Гарри. Они часто ловили такие пронизывающие и одобрительные взгляды на себе.
— Гарри, — наконец-то сказал Северус, — Ты никогда не перестанешь удивлять меня. Даже для тебя, это уже перешло рамки положения Золотого Мальчика Дамблдора. Теперь я верю, что ты прав, думая о вашем равенстве.
— Да, но, к сожалению, была причина, которая и поставила нас в равное положение. И дело не во мне или Альбусе, — Гарри повернулся к сбитому с толку лорду Малфою. — Понимаешь, Люциус, сегодня изначально мы хотели объяснить тебе, что я знаю полный текст пророчества, из-за которого мы сражались тогда, весной.
Люциус был вновь шокирован.
— Но оно ведь разбилось той ночью.
— Да, но Дамблдор присутствовал при его произнесении. Той ночью он заставил меня остаться в его офисе, чтобы, наконец-то, сообщить мне его полный текст. Он показал мне воспоминание в Думосборе.

Грядёт тот, у кого хватит могущества победить Тёмного Лорда… рождённый теми, кто трижды бросал ему вызов, рождённый на исходе седьмого месяца… и Тёмный Лорд отметит его как равного себе, но не будет знать всей его силы… И один из них должен погибнуть от руки другого, ибо ни один не может жить спокойно, пока жив другой… тот, кто достаточно могуществен, чтобы победить Тёмного Лорда, родится на исходе седьмого месяца…

— Я убью или буду убит, и Волдеморт собственной рукой отметил меня как равного ему или Дамблдору, — произнес Гарри просто и спокойно.
Лорд Малфой потрясенно уставился на юношу.
Брюнет взглянул на своего парня.
— Когда я впервые рассказал Драко о пророчестве, то он ответил, что не беспокоится о нем, потому что я работаю как сумасшедший, чтобы подготовиться ко встрече с Волдемортом, — он вновь взглянул на светловолосого юношу. — Но думаю, что именно сегодня он окончательно понял, с чем мне предстоит столкнуться.
Северус понимающе посмотрел на Гарри.
— Ты не боишься пророчества, да? Уверен, ты боялся в начале, но с тех пор ты только то и делал, что искал способ победить Темного Лорда. Ты тренировался с самого лета и зашел настолько далеко, что начал изучать Темные Искуства.
И вновь Люциус был удивлен. Он взглянул на старшего брюнета, а затем перевел взгляд на Гарри.
Северус проигнорировал его и продолжил.
— Ты признал, что уже противостоял Дамблдору. Я видел, как ты встретился с Орденом и практически указал большому количеству взрослых людей, куда им стоит пойти, если они не начнут работать все вместе. Прошлой ночью ты встретился с Темным лордом и смог найти способ защитить Драко и остальных слизеринцев. Ты полностью изменил свою личность, в надежде защитить своих друзей и всех остальных учеников школы. А еще ты фактически объединил школу. Все факультеты работают сообща, даже Слизерин и Гриффиндор, и большинство студентов регулярно тренируются с тобой и твоими друзьями по особой программе.
Северус сделал паузу, а Гарри лишь пожал плечами.
— Да, я делаю все это, но к чему ты клонишь, отец? Уверен, ты хочешь что-то объяснить мне, – произнес он сухо.
— Ты ведь на самом деле не боишься пророчества? — Северус повторил свой вопрос, и на этот раз стал ждать ответа Гарри.
— Нет, ты уже перечислил почти все, что я делаю, чтобы справиться с ним, — ответил юноша.
Северус приподнял бровь.
— Почти? — уточнил он.
Гарри лишь отмахнулся.
— Позже, — сказал он.
Северус подозрительно посмотрел на него, но пока решил отложить этот вопрос.
— Гарри, я пытаюсь сказать, что ты не боишься пророчества. Тебе страшно, что это Драко боится его. Думаю, именно поэтому ты не хотел говорить Люциусу об этом. Те боишься, что из-за страха Драко покинет тебя. И что по этой же причине Люциус может заставить его бросить тебя. В конце концов, уверен, ты нашел причины, почему Драко не хотел бы находиться рядом с человеком, над которым нависло такое пророчество, и, как ты уже упомянул, реальность этого дошла до моего крестника только сегодня.
Драко и Люциус посмотрели на Гарри. Юноша не выглядел удивленным и не отрицал слова отца. На самом деле, пока Северус говорил, Дастин отодвинулся от Драко настолько, чтобы прижать колени к груди и уложить голову на них. Он обхватил ноги руками и выглядел так, словно в любую минуту был готов убежать. Юноша буквально излучал грусть и чувство одиночества.
— Я делаю все, что в моих силах, — тихо повторил Гарри.
Наконец-то, до Драко дошло.
— Ох, Гарри, Северус перечислил все твои достижения за этот год не для тебя. Думаю, он пытался напомнить мне об этом, заодно и сообщая обо всем моему отцу. Прости, что я разозлился на тебя. Знаю, ты делаешь все, что в твоих силах. Да, мне страшно, но это не означает, что я брошу тебя.
Блондин умолял его, но Дастин не двигался. Гарри закрылся, не позволяя Драко притянуть его к себе.
Северус вздохнул и подошел к дивану. Как и утром, он притянул Гарри к себе на колени. Юноша спрятал лицо в его мантии.
Драко умоляюще посмотрел на отца. Лорд Малфой вздохнул и прикрыл на секунду глаза. Почему из всех людей его сын завел отношения именно с Гарри Поттером? Однако Люциус не собирался препятствовать им.
— Гарри, — произнес мужчина, заметив, как юноша напрягся, услышав его голос. — Ты помнишь, о чем мы говорили ранее? Помнишь, как мы обсуждали мое и Северуса прошлое? Меня заставили жениться против моей воли просто потому, что мои родители считали, что это лучший выбор для меня. Я не собираюсь поступать так с Драко. С пророчеством или без, но мой сын хочет быть с тобой, и я не собираюсь останавливать его.
Драко благодарно посмотрел на отца и передвинулся, чтобы дотянуться до брюнета. Он начал поглаживать того по спине. Это помогло юноше расслабиться. Казалось, волшебные пальцы Драко вновь сделали свое дело. Дастин заметно успокоился от прикосновений блондина.
— Гарри, — произнес Малфой-младший.
Юноша неуютно поерзал и сквозь ресницы посмотрел на блондина, отчего на сердце у того потеплело. Слизеринец улыбнулся.
— Гарри, я люблю тебя и никогда не оставлю. Пророчество до смерти пугает меня, но это всего лишь означает, что я буду сильнее сражаться за тебя. Я не оставлю тебя, — повторил он.
— Ты уверен, Драко? — спросил Дастин. — Слишком много просить у кого-либо о таком.
— Да, я уверен. Я бы не смог жить без тебя, — нежно произнес Драко. — Тебе придется смириться с этим, — подчеркнул он. — И я буду рядом, чтобы помогать тебе, — уверенно закончил блондин.
На секунду Гарри уставился на своего парня, а затем медленно перелез с колен отца на блондина. Он осторожно обхватил лицо Малфоя руками и нежно поцеловал.
— Я люблю тебя, — шепнул он.
— Ладно, мальчики, — усмехнулся Северус. — Прежде чем вы двое опять приметесь за свое, должен заметить, что «снятие стресса» можно проводить и в вашей комнате. Кроме того, уже довольно поздно, и, несмотря на то, что вы проспали несколько часов днем, вам нужно отдохнуть.
На лице Гарри возникла усталая усмешка:
— Да, возможно, нам, и правда, пора уже ложиться спать.
— Согласен, — усмехнулся Драко.
Мальчики пожелали мужчинам спокойной ночи и отправились в комнату Гарри. А Люциус и Северус занялись своими проблемами.

@темы: Вкус Малфоя, переводы ГП

URL
   

Falmari

главная