20:57 

Фалмари
Нужно обладать гением или уметь обходиться без него. Вольфром (Из книги «Афоризмы»)
Название: Выборы, которые мы совершаем
Автор: seventhSINwrath
Переводчик: Фалмари
Разрешение на перевод: Последние работы автора датируются октябрем 2010. Боюсь, по каким-то причинам автор покинул фандом. Ответ на запрос получен не был.
Ссылка на оригинал: The_Choices_We_Make
Персонажи: Гарри Поттер, вампир Сангвини, Северус Снейп и другие
Рейтинг: общий – R
Тип: слеш.
Жанр: ангст/драма
Размер: мини.
Статус: закончен
Дисклаймер: Герои принадлежат Роулинг. Остальное – наше с автором.
Саммари: Гарри должен выбрать между браком с Северусом Снейпом и поцелуем Дементора. Что он выберет, и каковы будут последствия?
Комментарий: Все вы знаете истории, где Гарри приходится выйти замуж за кого-то (Драко, Снейп, Люциус и т.д.), а потом он влюбляется в свое мужа? Что ж, эта не та история.
Примечания: Волдеморт был побежден в конце 5 курса. В фике Гарри – 17. Игнор 6,7 книг.
Предупреждение: смерть главного персонажа. Если вам не нравиться драма – не читайте. Тяжелый конец. Безответная любовь.
P.S. от автора: В какой-то мере история перекликается с историей XMizzfreestyleX: Won't You Stay With Me? (Разве ты не останешься со мной?)
Переведено по заявке №10 на СФ.



Изумрудные глаза потемнели от гнева, когда он смотрел на двух самых близких ему людей… или тех, кто были такими. Ремус Люпин и Сириус Блек вздрогнули от взгляда, полного чистой ненависти, которым их наградил Гарри. Мужчины виновато и неловко стояли перед ним.
– То есть, вы делаете из меня шлюху? – возмущенно спросил Гарри. Холодный тон, которым он спросил их, ударил по магам больнее, чем, если бы он орал на них. Юноша говорил так, словно речь шла о погоде, а не о предательстве.
Несколько минут назад они сказали Гарри, что он помолвлен с Северусом Снейпом. Это была идея Магического Правительства: связать Героя с кем-то, чтобы он не смог стать «Темным Лордом». Многие из Ордена поощряли эти отношения, говоря, что Гарри и Северус смогут стать превосходной парой, поэтому маги решили форсировать события, ставя юношу перед выбором: Поцелуй Дементора или брак.
Видимо, они забыли лютую ненависть Гарри по отношению к человеку, который привел его родителей к смерти, к человеку, который третировал его на протяжении многих лет. Либо они забыли об этом, либо просто игнорировали его желания, но тогда для Ордена он был не больше, чем инструментом.
– Нет! Гарри, мы никогда бы… – Сириус замолчал, когда увидел глаза своего крестника. Красивые, изумрудные глаза, полные льда и холода, смотрящие на него с таким презрением, что хотелось плакать.
– Никогда бы что, Блек? Никогда бы не заставил меня вступать в брак с человеком, который убил моих родителей – твоих лучших друзей, кстати? Кто много лет раболепствовал перед Волдемортом? Кто убивал и насиловал? Никогда что? Разве не ты сделал из меня шлюху? Или тебе лучше, когда это называют… браком, Блек?
Юноша глумился над магом, вкладывая в слова весь свой гнев и отвращение. Сириус потерянно вздрогнул, с отчаянием слушая, как его любимый крестник называет его по фамилии.
– Гарри…
– Поттер. Для тебя – Поттер, – огрызнулся он на Ремуса, который не мог вынести ненависть в ярко-зеленых глазах.
– Когда мне нужно выбрать? – требовательно спросил Гарри, вновь гневно уставившись на оборотня.
– Неделя. Ты должен озвучить свое решение перед Визенгамотом, – прошептал Люпин.
Гарри внимательно посмотрел на Хогвартс, прежде чем выйти за защиту и оставить в Школе когда-то любимую семью.
– Я буду там.

Как только он приземлился в безопасности своего дома, Гарри пронзительно закричал, падая на колени и выплескивая всю горечь и боль, что были в нем. Слезы катились из изумрудных глаз. Он рыдал, жалобно воя, лежа на полу, пока не пропал голос…
Он почувствовал, как Добби поднял его и положил на кровать, нежно накрывая одеялом.
– Не волнуйтесь, Гарри Поттер сэр, Добби позаботиться о вас, – пробормотал эльф, наблюдая за своим Хозяином печальными глазами. Он знал, что задумали противные волшебники. Домовик слышал, что они хотят связать его бедного, бедного Хозяина с этой противной, старой летучей мышью.
А еще он знал, что Гарри Поттер сэр не выберет брак. Хозяин Гарри Поттер сэр скорее умрет, и верный Добби последует за Хозяином.
Но пока он будет следить за бедным, бедным, добрым Хозяином Гарри Поттером сэром. Он будет делать его настолько счастливым, насколько это возможно.

– Он ушел? – глухо спросила Гермиона Джейн Грейнджер, уставившись на Сириуса.
– Да. Он сказал, что скажет свой ответ в Визенгамоте. Через неделю, – мрачно подтвердил Блек. Он хотел, чтобы его крестник был счастлив, но что важнее – жив. И если выбор состоял между браком и смертью, он не позволит ему умереть, независимо от того, как это отразиться на Снейпе и Гарри.
Но даже эти мысли не смотри избавить его от видения изумрудных глаз, с ненавистью смотрящих на него.
– Поттер снова повел себя как пятилетний ребенок, – раздраженно высказался Драко Малфой, сидя рядом со своим крестным. Северус Снейп недовольно посмотрел на него.
– Почему он снова здесь? – требовательно спросил Рон, обнимая подругу. Гермиона не заметила этот утешающий жест: девушка продолжила безучастно смотреть на стол перед ней.
– Потому что он – мой крестник, и потому что он станет семьей Гарри, когда Поттер станет моим мужем, – холодно ответил Северус.
Рон злобно посмотрел на мужчину.
– Он выглядел так… опустошенно, – прошептал Ремус, вспоминая взгляд его детеныша, полный ненависти.
– Я уверен, что он сможет полюбить Северуса, так как Северус очень любит Гарри, Ремус. Но сейчас, я думаю, тебе стоит начать ухаживать за ним, Северус, – ласково закончил Дамблдор. Его глаза были печальны. Этот брак был на благо магического мира, и он искренне наделся, что Гарри сможет найти счастье со своим «вскоре мужем». Снейп натянуто кивнул.
– Да.

Гарри проснулся от стука в окно. Застонав, он открыл глаза и увидел большого черного ворона, царапающего стекло. Нахмурившись, он открыл окно, забрал посылку и прогнал птицу прочь.
Букет внутри посылки шокировал Гарри. Цветущая ветка яблони, фиалки, анемоны и тюльпаны. И, конечно, розовые розы.
Обещание, невинность, верность, дружба и прощение. Гарри стало плохо.
К цветам прилагался изящный конверт с бумагой, исписанной изумрудными чернилами, и небольшой серебряный медальон со змеей с изумрудными глазами. Он даже не стал читать письмо. Вместо этого он выбросил все это в коробку, на которой неаккуратным почерком Добби было написано: «Хлам». Гарри сделал в уме заметку – поздравить домовика с успехами на ниве правописания.
– Гарри Поттер сер, проснулся!
Добби появился в комнате с подносом с горячими блинами, утопающими в сиропе, землянике и чернике. Гнев Гарри тут же затих при виде Добби, который старательно ставил на стол поднос и стакан ледяного молока.
Эльф всегда знал любимые продукты Гарри.
– Спасибо, Добби, – тихо сказал Поттер, чувствуя в тот момент нежность к маленькому домовику. Тот засиял от похвалы.
– Что Гарри Поттер сэр планирует делать сегодня? – радостно спросил Добби, слегка подпрыгивая. Обычно эльфы Дома не смеют задавать такие вопросы хозяевам, но Добби знал, что его Хозяин – Гарри Поттер сер, не любил такое отношение. Поэтому домовик не будет вызывать грусть у Хозяина. Не будет, нет, нет, нет…
– Я отправлюсь в Грингготс, чтобы написать завещание. Потом… не знаю, – признался Гарри.
Добби грустно улыбнулся и стал следить за тем, как Гарри Поттер сэр завтракает.
– Добби?
– Да, Гарри Поттер сэр?
– Я хотел... поблагодарить тебя за все. Ты был моим самым лучшим другом.
Добби почувствовал, как на глазах собираются слезы от таких добрых слов Гарри Потера сэра. Домовик был готов следовать за своим хозяином куда угодно. Даже в Смерть.
Гарри оделся в шелковую темно-зеленую рубашку, черные слаксы, ботинки из темной кожи дракона и мантию из черного-черного шелка Акромантула. Поттер заплел волосы и накинул на голову капюшон. Глубоко вздохнув, Гарри через каминную сеть отправился в Грингготс, чувствуя себя еще более опустошенным, чем днем ранее.

– Мистер Поттер, я ждал вас.
Пожилой гоблин ухмыльнулся, выходя из-за стола. Гарри хотел поговорить с ним в отдельной комнате, чтобы избежать сплетен.
– Кажется, у нас тут некоторая неясность. Вы знаете мое имя, но я не знаю ваше, – пробормотал Гарри. Гоблин широко улыбнулся.
– Наедине можете называть меня Сильверфанг. Я так понимаю, вы собираетесь оставить завещание?
Злобно ухмыльнувшись, Гарри согласно кивнул. Его не удивило, что гоблин знал его решение. Как будто прочитав его мысли, Сильверфанг мягким голосом ответил:
– Мы, волшебные существа, были против этого ультиматума, мистер Поттер. Когда маги относились к нам как к грязи, вы не делали различия между людьми и нами. Вы спасли домового эльфа и гоблина. Вы помогали оборотню, полувеликану и даже вампиру: Сангвини очень тепло отзывается о вас. Мы будем скучать по вам, но мы также знаем, что вы никогда не сможете принять иное решение. Поэтому мы постараемся помочь вам, как сможем, – торжественно закончил гоблин.
Гарри грустно улыбнулся и сел на стул.
– Итак, начнем?

Несколько часов спустя удивленный Сильверфанг, наверное, уже в тысячный раз благодарил Гарри. Им понадобилось много часов, чтобы утончить все детали завещания. Оказалось, что у Поттера намного больше собственности и денег, чем он думал раньше.
Он оставил гоблинам все, что бы сделано ими. Это оказались: 123 алмаза, 233 рубина, 233 изумруда и 398 различных драгоценностей. Сильверфанг был вне себя от радости и чуть не прослезился.
Гарри неохотно оставил карту Мародеров и Сквозное зеркало Сириусу и Ремусу. При этом он дал оборотню, 180 000 галеонов, 120 000 сиклей и 8 000 кнатов, вместе с двумя особняками, Визжащей Хижиной (которая тоже оказалась его собственностью), тремя домами и двумя загородными домами. Также он завещал Ремусу «Флориш и Блоттс» (которой, к огромному удивлению Гарри, тоже принадлежал ему) и всю одежду Джеймса Поттера, которая была в хорошем состоянии.
Сириусу он оставил восемь полностью заполненных фотоальбомов (которые он должен был поделить с Ремусом), три особняка, три дома, два загородных дома, старый мотоцикл Джеймса, а также 10 000 галеонов, 9 000 сиклей и 600 кнатов. Крестному он оставил меньше, чем Ремусу, потому что он был Лордом Блеком.
Гермионе он оставил «Ebony Quills», «Emerald Orbs» и «Silk Parchment» – три весьма популярных книжных магазина. А также он завещал ей один из особняков с очень большой библиотекой, дома в Италии и России, а также 200 000 галеонов, 100 000 сиклей и 9 000 кнатов.
Рону он оставил три магазина для квиддича, свою метлу Молнию, права на Пушки Педдл (которыми, к его шоку, он тоже владел), 4 особняка и 800 000 галеонов. Он также оставил 900 000 галеонов всей семье Уизли вместе с самым большим особняком Поттеров.
Гарри завещал Сангвини свои румынский, русский и французский особняки вместе с 200 000 галеонов и 100 000 сиклей, а также домом на небольшом острове за пределами Японии.
Ну, а все оставшееся, включая плащ-невидимку его отца, Поттер-Менор, три особняка, шесть домов, семь загородных домов и остальные магазины, которые ему принадлежали (а таких оказалось около 12, при чем, 5 из них – в Лютном), все оставшиеся деньги (900 000 галеонов, 700 000 сиклей, 400 000 кнатов), а также картины, скульптуры, рукописи и прочие семейные ценности общей стоимостью около 1 млн галеонов отошли некоему Адриану Блэйку. Позже все будут задаваться вопросом, кто он такой.
Улыбнувшись, Гарри вежливо кивнул Сильверфангу, прежде чем вернуться домой через каминную сеть. Гоблин с сожалением посмотрел на документы, которые помог создать.
– Волшебники крупно ошибаются.

Вздохнув, Гарри медленно опустился на кровать и заснул. Добби печально посмотрел на своего хозяина.
– Добби всегда будет верен вам… Гарри Поттер сэр…

На следующий день, Гарри снова проснулся от стука ворона. Громко выдохнув, Поттер беспалочковой магией открыл окно. Ворон, Морталис, снова бросил ему на кровать «любовный» подарок.
Новое письмо с темно-красной подписью, коробка его любимого шоколада и бутылка дорогого волшебного вина.
Моему Возлюбленному
От скоро вашего Мужа.
Так было написано убористым, изящным почерком на обороте письма. Нахмурившись, Гарри убрал все эти подарки в большую коробку (письма приходили и ночью). А потом юноша позавтракал земляникой со сливками, маленькими блинчиками со взбитыми сливками.
Счастливо потирая живот, Гарри быстро оделся в шелковую темно-синую рубашку с коротким рукавом, черные ботинки и темную мантию.
Взяв щепотку порошка флу, юноша поблагодарил Добби, прежде чем войти в камин.
– Дурмстанг, кабинет профессора Крама, – четко произнес он.

После войны Виктор занял должность преподавателя Полетов в Дурмстанге, хотя это казалось нереальным, учитывая его известность в квиддиче.
Несколько мгновении спустя, Гарри стоял перед сгорающим от любопытства Виктором Крамом.
– ‘арри? Что ты здесь делаешь? – спросил Виктор, немедленно откладывая документы и радостно обнимая юношу.
– Не хочешь полетать со мной сегодня? – спросил Поттер.
Он будет проклят, если не позволит себе сделать это, прежде чем умереть.
Как будто прочитав его мысли, Виктор печально улыбнулся. Оказалось, что его знакомые знали его намного лучше, чем друзья…
– Конечно, 'Aрри. Только разреши мне собрать мою команду. Я уверен, им тоже понравится летать с тобой. Так мы сможем сыграть в квиддич, – улыбнулся Крам. Через какое-то время Гарри, Виктор и сборная Болгарии уже направлялись на поле для Квиддича.
– Наконец-то! Я спрашивал себя, будет ли мы когда-либо играть с тобой! – усмехнулся Одри Бричер, один из отбивал. Остальные игроки согласно кивнули. Волноваться было не о чем: команда хотела играть с ним настолько же, как и он хотел играть с ними. Виктор гордо улыбнулся.
День будет прекрасным.

– Стоп! Ты невероятно хорош, малыш! – простонал Одри, держась за бок. Игроки поделились на 2 команды по четыре человека, а Гарри и Виктор стали ловцами. Они сыграли 8 игр, при этом каждая команда выиграла 3 раза и 2 раза была ничья.
День оказался удивительным.
Улыбаясь, Гарри помахал команде и вернулся в Школу, переполненный счастьем.
– Рад был снова увидеться с тобой, Гарри. Удачи, – пробормотал Виктор, горько улыбаясь.
– Я буду скучать по тебе, – добавил он, когда юноша ушел. Вздохнув, Крам опустил взгляд на снитч, на котором была золотистая роспись Гарри.
Он всегда будет дорожить ним.

Едва Гарри вошел в дом, он тут же почувствовал, что в нем есть кто-то еще. Иностранная мантия в кресле… Вместо его любимых хлопковых простыней в постели красный, словно кровь, шелк… Лепестки бордовых роз…
Комната тонет в полумраке, и лишь лунный свет льется в окно, которое было специально зачаровано каждую ночь показывать ясную луну на небе…
Вдруг его за талию обняли крепкие руки и прижали спиной к груди. На плечо лег подбородок.
– Не знал, что ты романтик, Сангвини, – тихо прошептал Гарри, когда бледная рука провела по груди, расстегивая пуговицы на рубашке.
– Тебе лучше знать, любимый. В конце концов, я же приехал сюда, чтобы лишить тебя невинности, – мурлыкнул ему в шею вампир.
Улыбнувшись, Гарри расслабился в объятиях Сангвини, разрешая подвести себя к кровати. Вампир повернул своего маленького девственника лицом к себе, и юноша увидел радостную улыбку мужчины, прежде чем прижаться лицом к обтянутой шелком груди.
– Я удивился, когда получил твое письмо, любимый. Я уже думал, что ты забыл меня, когда ты присылаешь мне просьбу взять тебя, милый… Ты даже не представляешь, сколько счастья ты мне принес, – прошептал Сангвини, целуя и слегка кусая шею Гарри. Юноша застонал, закрыв глаза от удовольствия.
– И пусть это лишь способ избежать брака с этим ничтожным Снейпом. Хотя по правде, я сомневался, что ты сделаешь такой выбор, – продолжил вампир, скидывая с Гарри рубашку. И тут он замер в восхищении. Его маленький девственник лежал полуголый, с расширенными от возбуждения зрачками, с красными губами… Так заманчиво. Ухмыльнувшись, Сангвини наклонился и впился в рот страстным поцелуем.
Тихо постанывая, Гарри обнял вампира за шею и сильнее прижался к нему. Углубив поцелуй, мужчина провел руками по телу и, добравшись до брюк, стал помогать себе ногами, стаскивая их с Гарри.
– Ты так великолепен, мой маленький девственник, – промурлыкал вампир, его бархатный голос завораживал. Задохнувшись, когда его возбужденного члена коснулась холодная рука, Гарри мог только стонать и извиваться, когда Сангвини стягивал с него последний клочок одежды – боксеры.
Отшвырнув в сторону черную ткань, вампир решился испить крови его славного, возбужденного, милого мальчика. Он провел губами по великолепной загорелой шее Гарри, прежде чем выпустить клыки и впиться ими в плоть.
Поттер на мгновение напрягся, а потом в действие вступила слюна вампира, затуманивая разум, наполняя тело невероятным удовольствием. Сангвини же с наслаждением пил теплую, сладкую, темно-красную кровь Гарри.
– Ааххх… Да… – простонал юноша, выгибая бедра в чистом экстазе, когда изящный палец прижался к его входу и стал игриво поглаживать его. Сангвини улыбнулся, почувствовав невероятную упругость стенок, и стал медленно двигать пальцем, продолжая ласкать шею юноши.
– Ах, Сангвини... Ах, – громко вскрикнул Гарри, отчаянно вскинув бедра, когда вампир продолжил дразнить его. Оторвавшись от шеи и хорошо зализав ранки, вампир улыбнулся от вида его любимого. Он добавил второй, третий, а потом и четвертый пальцы, чтобы хорошенько растянуть его девственника. Вампир хотел сделать первый раз Гарри незабываемым.
– Ты так прекрасен, – промурлыкал Сангвини. Он прижался в жгучем поцелуе к чувствительной ранке на шее Гарри и вытащил пальцы. Прижавшись членом к входу Поттера, вампир легко поцеловал юношу в губы и впился в шею с другой стороны. Ответом ему стал тихий, ошеломленный стон, и тогда вампир вошел в Гарри. Тот вскрикнул, почувствовав легкий укол боли, а потом его прошила молния удовольствия. Наслаждение расходилось от шеи вниз. Он не мог думать ни о чем другом, только о все разгорающемся пожаре желания.
– Ммм..! Са… Сангвини! – выдохнул Гарри, изгибаясь. Юноша все крепче прижимался к вампиру, бессвязно что-то бормоча.
Мужчина стонал ему в шею от единения великолепно-сладкой крови и восхитительной тугости. Ускоряя темп толчков, Сангвини, наконец, оторвал рот от великолепной шеи Гарри. Вампир несколько мгновений любовался на две маленьких ранки, прежде чем страстно поцеловать любимого. Сангвини обхватил член Гарри рукой, и через несколько движений юношу уже настиг оргазм.
Напрягшись сильнее вокруг мужчины, Гарри выгнулся и закричал, забрызгивая свою грудь и грудь Сангвини спермой. Вампир застонал, не разрывая поцелуй, и через несколько толчков наполнил Гарри своим семенем.
Пытаясь выбраться из-под расслабившегося вампира, Гарри тихо застонал, привлекая к себе внимание Сангвини. Мужчина наклонился и легко поцеловал любимого.

– Ну, и сколько у тебя дней? – спросил Сангвини, лениво вырисовывая на бедре Гарри какие-то узоры. Это вопрос удивил уже засыпающего юношу.
– Пять.
– Ну, тогда отмени все, что у тебя назначено на это время. Потому что ты будешь моим до конца своих дней, – ухмыльнулся Сангвини. И внезапно Гарри почувствовал огромное облегчение от того, что он уже успел написать завещание и выполнить свою мечту. Вряд ли Сангвини теперь выпустит его из кровати.

Предположение Гарри о том, что он станет пленником собственной спальни, оказалось правильным. Ему разрешалось только принимать душ и кушать. Во все остальное время Сангвини держал его в постели. Из-за того, что вампир хотел последний раз насладиться Гарри, Поттер даже почти опоздал на собрание Визенгамота, где он должен был озвучить свой выбор.
Ну, и, само собой, разумеется, он немного хромал, когда выходил на середину комнаты.
Все внимание было сосредоточено на нем, и внезапно Гарри почувствовал себя самодовольным, когда увидел, насколько печально смотрят на него его бывшие друзья.
Поттеру было грустно, что он не сможет видеть из лица, после того, как его поцелуют.
На трибуне с лучистой улыбкой стоял Главный Чародей Альбус Дамблдор.
– И какое решение ты принял?
Гарри осмотрел комнату. Он увидел безнадежное выражение лица Гермионы, уже догадавшейся, что он выберет. Увидел обреченные взгляды Рона и Сириуса. Увидел печаль Ремуса. Наконец, повернувшись обратно к Дамблдору, он уверенно ответил:
– Я выбираю смерть.
В тот миг, когда эти слова сорвались с его губ, в комнате тут стало шумно. Гарри ясно видел потрясенное лицо Снейпа, испуганные лица Сириуса и Ремуса. Рон выглядел смирившимся, он будто знал, что Гарри выберет именно это. Хриплый и шокированный голос Дамблдора вырвал Гарри из его мыслей.
– Гарри... Ты же не можешь иметь это в виду?
– О, нет, господин директор. Именно это я и имею в виду. Вы хотите диктовать мне, как жить – ладно. Но как умереть, я выберу сам. Я больше не позволю вам манипулировать мною. Я сам решаю, как быть. И я сам выберу свою смерть, – спокойно ответил Гарри. Он будто говорил о погоде, а не о смерти. После его слов в зале наступила потрясенная тишина.
– Гарри... Ты предпочтешь Поцелуй Дементора браку со мной? – послышался потрясенный и оцепенелый голос Снейпа. Пристальный взгляд Гарри был уверенным, когда он заговорил:
– Да.
Дамблдор покачал головой.
– Гарри, я не могу позволить тебе это…
– А у вас нет выбора, – твердо произнес юноша.
– Что ты имеешь в виду, Поттер? – холодно спросил Драко. Гарри повернулся к блондину, удивленно выгнув бровь.
– Брачный контракт, который вы хотите, чтобы я подписал, гласит, что я должен быть девственником. А я – не…
– Естественно, да! Ты никогда не имел… никогда… никогда не спал ни с кем! – отчаянно прошептал Сириус.
Гарри повернулся и одарил свое крестного ледяным взглядом, от которого тот вздрогнул.
– Я подарил свою девственность вампиру Сангвини пять дней назад, Блек. Это значит, что я нарушил условия контракта. Вы расписались за меня, а, значит, у вас нет выбора. И вы ничего не можете с этим сделать, – спокойно ответил Гарри, прежде чем повернуться к Дамблдору, который потерянно смотрел на юношу. Его глаза были полны слез.
«Он выглядит на свой возраст», – рассеянно подумал Гарри.
– Он прав, Сириус. У нас нет выбора, – грустно сказал старый маг. Но Поттер не чувствовал раскаяния.
– Последнее желание?
– Да. Я хочу, чтобы после Поцелуя меня убили, и чтобы мое тело было похоронено рядом с родителями. Еще хочу сказать, что я составил завещание, и гоблины Гриннготса будут ждать вас, – тихо добавил Гарри так, будто его совсем не волновала собственная смерть.
– Ты... Ты ублюдок! Ты все это запланировал! – обвиняющее прорычал Драко. Вид глубокой боли на лице его крестного вызвал в блондине неистовый гнев. Разве Поттер не видел, что Северус искренне любил его? Он что даже не прочитал ни одно из 15 писем? Писем, которые ясно показывали всю любовь и преданность Снейпа? Разве он не мог хотя бы на миг смерить свою гордость, чтобы понять, что в знак его любви Северус подарил ему свое фамильное кольцо? Вместо этого, Поттер переспал с вампиром! Вампиром-незнакомцем с улицы, словно он был шлюхой!
– Да, Малфой, спланировал. Тебя это волнует? Я думал, ты обрадуешься. Ты ведь меня ненавидишь, не так ли? – спокойно протянул Гарри, видя, как глаза Драко вспыхнули чистой ненавистью.
Сделав паузу, Гарри внимательно посмотрел на бледное лицо Снейпа. Мужчина выглядел так, словно это он должен был умереть. Хотя юноша не мог отрицать, что он выглядит весьма достойно.
С ростом в 6 футов и 3 дюйма, бледной кожей, словно у вампира, тонкими губами, обсидиановыми глазами и длинными шелковистыми волосами, прямыми и белыми зубами Снейп выглядел более чем достойно. Мужчина был одет в невероятно дорогую и роскошную мантию из кожи Акромантула, которую, наверняка, выбирал Драко. Все это показывало, что маги ожидали, что он предпочтет брак Поцелую.
– Ты готов, Гарри? – мрачно спросила Тонкс. Девушка была близка к истерике.
Гарри кивнул.
– Я буду скучать по тебе, Нимфадора, – улыбнулся юноша.
Тонкс фыркнула. Ее бледно-голубые глаза наполнились слезами, когда она игриво напомнила Гарри, что ненавидит свое имя.
– Я буду скучать по тебе, негодник, – пробормотала аврор.
Гарри усадили на стул, и через несколько мгновений в комнату скользнули Дементоры. Гарри увидел, как один из них приблизился к нему и притянул его голову к себе руками.
– Не плачь, Миона.
Это были последние слова Гарри, обращенные к рыдающей Гермионе. От этих слов девушка заплакала еще сильнее, и это было последним, что услышал юноша, прежде чем всякие чувства покинули его, оставив в груди ужасное чувство пустоты. А потом вспыхнул зеленый свет, и он погрузился в блаженную темноту.

Конец.

Комментарий автора:
Вау. Депрессивный получился фик. Но, так или иначе, я все же написал его, потому что меня уже тошнит от этих всех рассказов, где Гарри вступает с кем-то в брак (Луциус, Драко, Северус и т.д.), а потом влюбляется, или уже любил их, или еще что-то такое. Я хотел показать другой вариант развития событий.
Так или иначе, я, вероятно, напишу к этому сиквел. И прежде чем вы меня убьете, скажу, Гарри вернется. Ниже изложено саммари, но я не знаю, когда напишу это. Я все еще не знаю, какого размера оно будет. Но это точно будет Сангвини/Гарри.
Черные Атласные Розы
(Название еще может поменяться)
Спустя шестнадцать лет после смерти Гарри Поттера, многие все еще страдают от своих поступков тогда. А потом 16-летний Адриан Блэйк, удивительно похожий на Гарри, только без шрама, встречающийся с Сангвини, появляется в Хогвартсе на седьмой год, потому что Дурмстанг сильно пострадал в результате несчастного случая на зельях.

Комментарий переводчика: К сожалению, я не смогла найти ничего похожего на это саммари. Если кто-то знает ссылку на это произведение – отпишитесь в обсуждении, пожалуйста.


@темы: переводы ГП

URL
Комментарии
2011-12-02 в 23:26 

kates
ухошлеп и флинтогрыз
Фалмари,
спасибо за перевод :rom: мне очень понравился сюжет :rom:

2011-12-03 в 09:34 

Маришка-Лил
Огромное спасибо! Замечательный перевод!!!)))

2011-12-21 в 01:14 

никнейм_в_отпуске
А продолжение есть???

2011-12-22 в 19:52 

Фалмари
Нужно обладать гением или уметь обходиться без него. Вольфром (Из книги «Афоризмы»)
Автор писал, что будет, но найти его я так и смогла. Каки связаться с автором, впрочем. )

URL
2014-11-29 в 19:24 

Чудесный перевод!! А продолжение есть????

     

Falmari

главная