Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
18:48 

Возвращение разума

Фалмари
Нужно обладать гением или уметь обходиться без него. Вольфром (Из книги «Афоризмы»)

Глава 2

Гарри в последний раз осматривал комнату. Они с Драко возвращались в Хогвартс на три раньше, так как Северусу нужно было проверить, все ли в порядке.
– Уже скучаешь?
Гарри вздрогнул от голоса Драко. Парень обернулся к блондину.
– Это – моя комната, – ответил Гарри. – И твоя тоже, но это не относится к делу. Это первая комната, которую я могу назвать действительно своей.
– Ну, она никуда не денется, – сказал Драко и обнял Гарри. – Она будет ждать нас и на следующий год.
– Да…
Несколько раздраженный крик Северуса (они, как всегда, уже опаздывали) заставил подростков опрометью броситься к мужчине.

Гарри огляделся вокруг. Он снова был в гостиной Гриффиндора. Юноша чувствовал себя очень одиноким. По крайней мере, Драко остался с профессором в комнатах Северуса, ведь в общежитии Слизерина на Малфоя могли напасть дети Пожирателей, в отместку за то, что блондин отказался принять метку.
– Здравствуй, Гарри.
Подросток обернулся, и увидел улыбающегося Альбуса Дамблдора.
– Здравствуйте, сер, – ответил юноша и сел на кровать.
– Скучаешь по своему дому?
– По дому Северуса, точнее?
– Осмелюсь предположить, что это и твой дом тоже, теперь.
– Ну… Да, я немного скучаю.
Альбус сел на одну из кроватей и посмотрел в окно. Через несколько минут он произнес:
– Я говорил с Северусом. Ты ведь знаешь, что он твой опекун.
Профессор зелий летом взял опекунство над Драко и Гарри. Поттер кивнул, показывая, что понял.
– Конечно, даже если бы у тебя были родители-ученики, то тебе не разрешили бы жить в их комнатах постоянно, без серьезных оснований, – сказал старый маг. – Но тебе можно было бы проводить в апартаментах своего опекуна-учителя три-четыре дня в неделе.
Подросток удивленно взглянул на Дамблдора, комкая одежду. Его собственную одежду. Одежду, которая отлично ему шла, и которую ему купил Северус.
– Сэр… Вы хотите сказать, что я… что я могу жить с Северусом?
– Не больше трех-четырех дней в неделю, – согласно сказал Альбус. – Хогвартс согласился добавить к апартаментам Северуса еще одну комнату, которая и будет твоей.
Тут Гарри сделал то, что не делал никогда ранее. Он крепко обнял старого мага.

Драко постучался и вошел.
– Ты уже говорил с директором? – спросил блондин.
Гарри кивнул.
– Отлично! Пошли, посмотрим твою комнату.
Брюнет с улыбкой позволил Малфою потащить себя в подземелья.

– Гарри, ты как в порядке?
Крик Рона заставил подростка вздрогнуть. Поттер отвел взгляд от рыжика и сосредоточил свое внимание на стене напротив. Во время пира общение было неловким и каким-то скомканным. Сейчас же Рон, Гермиона и Невилл собрались на кровати Уизли, а Дин и Симус остались в гостиной.
– Гарри, Снейп о тебе заботился? – спросила Гермиона, игнорируя крики Рона.
– Ага, – сказал Гарри и посмотрел на нее.
– Он кормил меня, он исправил мне зрение, и он даже купил новую одежду!
– Но это же Снейп! – сказал Рон с широко раскрытыми глазами. – И Малфой!
– Рональд! – шикнула на него Гермиона. – Если они хорошо отнеслись к Гарри, это значит одно из двух. Или мы что-то о них не знаем. Или что раньше они играли! Гарри, ты говоришь, что Драко отказался принимать Метку?
– Да, именно поэтому он жил с Северусом, – ответил Гарри.
– О, он уже Северус? А что будет потом? Дрейк?
– Рональд! – снова крикнула девушка. – Не смей их оскорблять! Гарри их знает, намного лучше, чем мы.
Невилл смущенно посмотрел на брюнета, пока Гермиона и Рон ругались, активно жестикулируя, и спросил:
– Они и, правда, такие хорошие?
Гарри кивнул.
– Тогда это отлично, – все еще несколько неуверенно сказал парень. Гарри не мог не улыбнуться на это заявление.

Теперь Рон с ним не общался. Видимо, Уизли обиделся на Гарри за то, что подросток назвал Снейпа и Малфоя-младшего хорошими. Черноволосый гриффиндорец был расстроен таким отношением, но при этом он понимал, что его рыжему другу нужно время, чтобы принять происходящее. Гермиона довольно легко согласилась с его утверждениями, как в прочем и Невилл. Джинни просто пожала плечами, сказав, что его счастье – это главное, а Луна… Луна, как обычно, странно улыбнулась и все.
Тем вечером Гарри был в довольно мрачном настроении, когда спускался в подземелья. Рон весь вечер не спускал с него глаз, и когда, в конце концов, у Гермионы лопнуло терпение, и девушка пошла устраивать лекцию Уизли, Гарри тихо выбрался и гостиной и направился к своим слизеринцам.
Когда Поттер пришел, апартаменты были пусты, но он не обратил на это внимания. Подросток зашел в свою комнату и стал избавляться от верхней одежды. Потом он свернулся в калачик на кровати, натянул одеяло и уснул с надеждой, что когда он проснется, Рон снова будет его лучшим другом.

Когда Драко заметил, что дверь в комнату Гарри открыта, он нахмурился.
– Сев, когда должен появиться Гарри?
– Завтра… А что? – спросил профессор зельеварения.
– Дверь к нему в комнату открыта. Когда мы уходили, это было не так.
Маги тут же подошли к двери и заглянули внутрь. Непослушные смоляные волосы да кисти рук. Вот все, что можно было увидеть, так крепко Гарри замотался в одеяло. Мантия и свитер небрежно валялись на полу, а сумка лежала возле двери. Северус подошел и аккуратно сел на постель. Оказалось, что подросток даже спал нахмурившись.
Снейп мягко погладил Гарри по волосам. Юноша прижался к ласкающей руке, но не проснулся.
– Как ты думаешь, что случилось? – тихо спросил Драко, садясь с другой стороны кровати.
– Наверное, Уизли, – ответил Северус. – Мальчишка просто невероятно ограниченная личность, особенно, если дело касается Малфоев. Ну и сальных мерзавцев, по-видимому.
Драко аккуратно залез под одеяло и прижался к спине Гарри. Блондин знал, насколько важны для Поттера нежные прикосновения. Северус ничего не произнес, он просто превратил их одежду в пижамы и вышел из комнаты.
Черноволосый юноша тут же заворочался. Но нахмуренные брови уже расправились от нежных поглаживаний Северуса, и теперь Поттер просто извернулся так, чтобы улечься головой на груди у Драко. Блондин тихо вздохнул, прежде чем тоже уснуть.

Когда Малфой снова проснулся, на него смотрели ярко-зеленые глаза. Драко улыбнулся, все еще витая в своих снах.
– Хорошо спалось?
Гарри кивнул, мило зевая.
– Который час? – спросил блондин.
– Ну… не знаю. Но Сев еще спит.
– Значит, еще даже шести нет, – пробормотал блондин. – Спи.
– Не могу…
– Почему?
– Просто не могу.
Драко нетерпеливо и раздраженно уложил Гарри на спину.
– Закрой глаза, сосредоточься на том, где ты, и спи, – приказал слизеринец.
– Противный Малфой, – приглушенным голосом сказал Гарри и уткнулся Драко в плечо.
– Золотой Мальчик.
– Ледяной Принц.
– Любимец Света.
– Может, вы двое заткнетесь?
Оба подростка удивленно обернулись к двери, где стоял возмущенный Северус.
– О, доброе утро, Сев, – громко и весело произнес Драко. Лицо мужчины перекосило, что очень обрадовало блондина. Миссия была достигнута.
– Быстро спать, – сказал Снейп. – Сейчас только 4 утра.
Услышав это, Драко тут же откинулся на кровать и притянул черноволосого подростка к себе. Северус подошел и накрыл их одеялом. Гарри крепко обнял Малфоя и положил голову ему на грудь. Блондин прикрыл глаза. Снейп увидев все это покачал головой и вышел из комнаты.

– Где ты был?
Гарри внимательно посмотрел на Гермиону, наклонился к ней и прошептал:
– С Северусом и Драко.
– Ох, – девушка удивленно выдохнула и спросила:
– Они были хорошими?
– Гермиона, по отношению ко мне они уже долгое время не были нехорошими. Они просто замечательные.
– Я волнуюсь, вот и все. К тому же, Рон продолжает вести себя как придурок, – ответила Гермиона. – А где он, кстати?
– Сидит между Дином и Симусом и упорно нас игнорирует, – грустно сказал Гарри.
– Не переживай, – произнесла девушка и сжала его ладонь. – Если он не успокоиться в ближайшее время, то я найду самую тяжелую книгу в библиотеке и со всей силы стукну его по лбу.
Гарри не мог не засмеяться, и она продолжила:
– Хотя, я боюсь, что Рон даже не замечает, что ведет себя как задница. Но я заставлю его прислушаться. Ведь он не сможет вечно дуться, маленький истерик.
– Иногда, я не могу не согласиться с тем, что он чокнутый истерик с ослиным упрямством.
– Точно, – пробормотала девушка.

Этого следовало ожидать. Волдеморт очень долгое время бездействовал. Он потерял ценного слугу после отказа Драко Малфоя. А после открывшегося предательства Северуса Снейпа Лорд потерял еще и очень талантливого, а потому важного зельевара. Этого следовало ожидать, но они….
Гарри вышел из зала, и тут его схватили две пары рук. Парень попытался кричать, но ему крепко зажали рот. А потом Поттера сильно ударили по голове, и мир погрузился во тьму.

Северус был в бешенстве, сильнее, чем кто-либо в Хогвартсе… Ладно, возможно, не сильнее Драко и Гермионы. Эти два студенты буквально лезли на стенку и все время орали на окружающих. Профессор зельварения даже подумал, что у Рональда Уизли будет сердечный приступ, когда Малфой повел себя абсолютно идентично Грейнджер.
Альбус отправил на поиски Гарри всех членов Ордена. Они должны были узнать, кто и как именно похитил Поттера, узнать, были ли это студенты или Пожиратели Смерти под личинами учеников, узнать, где мог бы быть подросток. Директор отправил Хагрида, чтобы великан проверил Запретный Лес. Ремус тоже должен был помогать Хагриду, так как Дамблдор не решился отправить его куда-нибудь еще. Люпин итак, казалось, разваливался на части.
– Драко, сядь, – зашипел Северус и усадил блондина на стул. Однако Малфой продолжил крутиться, что еще сильнее раздражало зельевара. В конце концов, он не выдержал и усадил Драко себе на колени. Тот даже не воспротивился, а наоборот крепко прижался к крестному.
– Он там один… Наверное, Гарри очень испуган.
– Я знаю, поверь мне… Я знаю.

Гарри пришел в себя и медленно открыл глаза. Приподнявшись на локте, он увидел Волдеморта, который сидел на троне, и Пожирателей Смерти, которые чуть ли не на задних лапках прыгали перед своим Лордом. А еще он увидел Панси Паркинсон, Виннсента Кребба и Грегори Гойла, которые, наверное, и притащили его сюда.
Поттер снова закрыл глаза, пытаясь успокоиться. Это было непросто, но он справился. Скорее всего, он умрет здесь… И он позволит этому случиться? Позволит Темному Лорду выиграть?
Ну, Нет. Волдеморт не победит, ни сейчас, ни когда-либо еще. Гарри еще готов был умереть, если при этом погибнет Риддл. Но просто так…
– Пришел в себя? Я чувствую, что ты уже с нами.
Шипящий голос Волдеморта был, как всегда, неприятен, но Гарри чувствовал себе более уверенно, после того, как дал себе обещание не умирать. Черноволосый подросток открыл глаза, посмотрел на Темного Лорда и произнес:
– Доброе утро или добрый вечер?
– Вечер, – сказал маг, повернув голову в сторону окна.
– Ох… Тогда, добрый вечер, Волдеморт. Не против, если я сяду?
– Конечно, нет. Пожалуйста, садись.
Гарри так и поступил, стараясь не обращать внимания на связанные руки и ноги. Он покрутил шеей и немного размял плечи, прежде чем чопорно произнести:
– Так намного лучше. Чем обязан такой честью посетить вас?
Волдеморт выглядел несколько смущенным таким поведением, но Гарри, летая в облаках, не заметил этого. Подросток точно знал, что Темный Лорд скоро умрет. Как? Гарри понятия не имел, но… Он ведь был Гарри Поттером! А Избранный мог все! По крайней мере, так считали газеты, Министерство Магии и простые жители. Возможно, подобное отношение к сложившейся ситуации было несколько самонадеянным, но кого это заботит? Гарри был уверен в своих силах, а значит, у него все получится.
– Ты сегодня умрешь, – тихо произнес Волдеморт.
– Забавно. Я только что подумал тоже самое о тебе. Интересно, мы – телепаты или просто исключительно похожи?
– Ты что… под кайфом? – удивленно спросил Темный Лорд, нервно крутя палочку. Гарри знал, что его собственная осталась в Хогвартсе, в его тумбочке. Да, Поттер был непробиваем для паранои Грозного Глаза, так что довольно часто где-нибудь забывал свою палочку.
– Сказать по правде, я не уверен. Один Мерлин знает, сколько зелий может влить в меня Северус, если ему это кажется необходимым, – что, в общем-то, было правдой. Тем утром Снейп дал ему несколько зелий из-за простуды. Зельвар иногда был еще более параноидален, чем Грюм. Ведь только профессор относился к простуде, как к тяжелой болезни, которую надо срочно лечить. Старый добрый Северус...
– Он уже Северус.
– Ну, где-то так. Да. Но не переживайте. Я не собираюсь обращаться к вам иначе, чем как к Волдеморту.
– Огромное спасибо, – саркастически сказал маг и поднялся с трона. – Однако, пора вернутся к делам.
– Что, так быстро? Ну, ладно. Думаю, вы и сами со всем справитесь. Но есть ли что-то, с чем я могу помочь?
– Нет… Ты ничего не сделаешь.
И тут Волдеморт погрузился в мысли Гарри.
Должна была быть боль, Поттер знал это. Но ее не было. Вместо этого, юноша оказался в комнате, освещенной огнем камина, и терпеливо дожидался Темного Лорда.
Это не заняло у мага много времени.
Лорд вошел в комнату, но Гарри даже не поприветствовал его. Подросток продолжил напевать одну из любимых песенок Драко. Знаете, так бывает, когда какая-то мелодия становиться навязчивой, и ты не просто можешь прекратить напевать ее? К тому же, песня, на удивление, оказалась не совсем ужасной, так что Гарри даже не пытался остановиться.
– Я и не знал, что у тебя так хорошо с Окклюменцией, – прокомментировал происходящее Волдеморт. Маг двигался осторожно, и даже как-то неуверенно.
– Я тоже, – ответил Гарри, который на самом деле был абсолютно уверен, что он полный бездарь в этот отрасли магии. – Присаживайся, пожалуйста.
Позади Темного Лорда появился стул, чему маг очень удивился. Тем не менее, мужчина сел.
– Ты уверен, что именно я умру сегодня вечером?
Зрачки Волдеморта ошарашено расширились, когда в комнате резко потемнело.

Вспышка магии привлекла внимание, и в Поместье тут же отправились все члены Ордена и даже Северус, несмотря на яростное сопротивление Дамблдора. Но твердая уверенность молодого зельевара заставила старого директора сдаться.
Члены Ордена очень быстро появились на месте… И тут же замерли.
Это было Поместьем. Наверное. Сейчас здание было разрушено, везде валялся битый кирпич и обломки досок. То тут, то там были видны трупы. Некоторые Пожиратели были еще живы, хоть и сильно ранены. Они спешно аппарировали прочь.
– Гарри!
Крик Северуса заставил всех обернуться к источнику звука.
Профессор зельварения упал на колени и прижался к какому-то телу на земле. Поттер не двигался, его руки безвольно висели, и подросток мертвым грузом лежал на руках у профессора. На расстоянии в несколько футов лежал Волдеморт, с открытыми, но невидящими глазами. Маленькие струйки крови текли из ушей темного мага, быстро застывая на трупе.
Темный Лорд Волдеморт был мертв.

Все маги с тревогой ждали окончания осмотра. Когда мадам Помфри вышла, ее серьезное и грустное лицо заставило всех застыть от страха. Нижняя губа у Гермионы задрожала.
– Он жив, – произнесла медсестра. – Но…
– Но что? – спросил Драко с мертвенно-бледным лицом.
– Его разум уничтожен, – ответила Поппи. – И я не знаю, что будет, когда он проснется.

Глава 3: Гарри просыпается. Что с ним?

Глава 3

Северус не оглянулся на звук открывшейся двери. Мужчина сидел в комнате, в которую поместили Гарри. Зельевар не хотел отрывать взгляд от юноши ни на минуту. Он нежно гладил подростка по руке, внимательно следя за тем, как опускается и поднимается грудь Гарри. Поттер казался таким маленьким, особенно подо всеми одеялами, которые были на нем.
– Обед.
Голос Альбуса заставил его вздрогнуть.
– Ты не должен морить себя голодом. Что сказал бы об этом Гарри? – спросил директор. – Пододвинься. Тебе не придется бросать его. Я просто поставлю поднос рядом.
С огромным нежеланием зельевар отпустил руки Гарри и быстро съел предложенную пищу. Альбус вздохнул. Ну, по крайней мере, маг поел.

Гарри чувствовал, что он сражается с чем-то… или кем-то. Это был Волдеморт? Нет, Лорд был мертв. И он боролся не с тем, кто подчинялся Волдеморту. Или кто мог бы сломать его. Иногда темный маг щадил людей, правда, лишь для того, чтобы повеселиться с ними позже. И убить. Естественно.
Так, если это был не Волдеморт, тогда кто? Борьба была спокойной, словно его скорее пытались убедить уснуть, чем сломать. Его убаюкивали, чтобы он спал, пока все придет в норму.
– Что? Пока все придет в норму? Но ведь с ним итак все в порядке, правда?
Спи, теперь спи, пока все не закончится.
– Что закончится? – спросил Гарри.
Восстановление твоего разума после атаки Волдеморта.
– Кто ты? – поинтересовался подросток, расслабляясь.
Я – это ты, Гарри. А теперь спать.
И юноша отключился.

После двух недель полной неподвижности, Гарри впервые шевельнулся. Спустя пару минут на крик Северуса сбежались Поппи, Альбус, Драко, Рон и Гермиона.
Медсестра провела несколько осмотров, пока подросток медленно и слабо шевелился. Мадам Помфри грустно опустила палочку.
– Я не чувствую его.
– Что вы имеете в виду?
– Я не чувствую там Гарри, – уточнила женщина. – Он не там.
– Это как… с родителями Невилла? – спокойно спросил Рон.
Поппи не ответила, но ее глаза сказали о многом. Все пораженно выдохнули. Северус осел на пол и спрятал лицо в ладонях. Альбус с болью закрыл глаза – возможность нормальной жизни потеряна для Гарри навсегда. Раньше еще существовала такая вероятность, а теперь… Помфри пыталась успокоить магов, но это было невозможно. Гарри, которого они знали и любили, ушел.
И тут, Поттер открыл глаза. Маги этого не заметили, потому что Гермиона впала в истерику, не смотря на утешительные речи Помфри. И теперь они пытались успокоить ее.
Зеленые глаза осматривали комнату. Звуки казались слишком громкими, а свет – слишком ярким. Все было слишком сильным, слишком…
Юноша открыл рот и завопил.
Все тут же подскочили от испуга и бросились к Гарри. Подросток вращал глазами и кричал так, что леденела кровь. Северус первым подскочил к Поттеру, но он ничем не мог помочь. Каждое прикосновение вызывало у Гарри новый припадок, и пока они пытались понять, что не так, юноша все сильнее дергался.
Наконец, Драко, отчаявшись от безуспешных попыток успокоить подростка, вырвал пальцы из хватки брюнета и заорал тому прямо в лицо:
– Успокойся!
Все замолкли, чтобы собраться с духом и наорать на блондина, поэтому маги тут же заметили, что и Гарри затих. Подросток смущенно смотрел на блондина. Когда Драко медленно взял его за руку, ничего не произошло – Гарри не закричал и даже не шелохнулся. Он только следил глазами за Малфоем.
– Ты знаешь, кто я? – спросил Драко.
Вместо ответа они услышали какое-то бульканье.
– Его разум разрушен, так что сейчас он, скорее, новорожденный, чем подросток, – спокойно произнесла Поппи. – Отойдите, пациенту нужно отдохнуть. Драко отойди от него, и ты Северус тоже. Да, уйди.
Но как только Малфой начал идти, Гарри тут же сделал то, что могло вернуть блондина к нему. Он закричал.
– Может дать ему Успокоительное Зелье? – предложила Гермиона, желая помочь своему другу, которого явно что-то терзало.
Драко решился и подошел к черноволосому подростку.
– Малфой, тебе, что неясно сказали оставить Гарри в покое?! – вспыхнул Рон, его лицо покраснело от гнева. Лишь потому, что Гарри и Драко были друзьями, Уизли не собирался становиться другом Малфою.
Когда блондин сел на кровать рядом с Гарри, тот тут же прекратил кричать и забулькал снова.
– Я не думаю, что Поттер знает, кто я, но, по-моему, он хочет, чтобы я был рядом, – тихо заметил Драко.

Гарри не давал Драко уйти, каждый раз заходясь в крике, когда кто-то пытался увести блондина. Поэтому Малфой почти постоянно был в комнате, чтобы рассказывать брюнету истории, успокаивать его, когда черноволосый подросток расстраивался.
Рон и Гермиона посещали друга не так часто, так как не знали, как вести себя с этим новым Гарри Поттером. Драко довольно легко приловчился отвечать на бульканье Гарри, понимал смысл его движений и всегда улыбался в ответ на улыбку, какой бы странной не была бы причина. Однако Гермионе и Рону было очень сложно видеть их друга в таком состоянии. Они привыкли к тому Гарри, которого встретили в поезде на первом году обучения. Они росли с ним, а поэтому этот новый и совершенно другой Гарри Поттер вселял в них панику. Они просто не знали, что с ним делать.

Поппи вошла, чтобы провести обычный осмотр и удивленно взглянула на гриффиндорцев. Она постоянно задавалась вопросом, почему они приходили, хотя было ясно, что им неуютно. Драко же был совсем другой историей. Он хотел быть с Гарри. И его вполне радовал такой открытый и милый Поттер, хотя Гермиону и Рона он очень смущал.
– Итак, как ты сегодня Гарри? – с улыбкой спросила медсестра, ставя поднос с зельями на тумбочку.
Женщина с трудом смогла разобрать слово «Хорошо» среди большого количества бульканья.
– Кажется, его состояние улучшается. Ему уже лучше удается выговаривать слова, – заметила медсестра. Она знала, что в этом есть и заслуга блондина, который и учил Гарри говорить. – У него были боли? Или что-то такое?
– Нет, – сказал Драко. – Кажется, разрушение его разума прекратилось.
– Ну, это мы узнаем через несколько минут, – сказала медсестра и начала осмотр.
Гарри с удивлением уставился на палочку и схватил Драко за руку. Блондин не жаловался, а только расслабился еще больше, когда Рон и Гермиона ушли из комнаты.
– Им не стоит приходить, – сказала Помфри. – Рон и Гермиона чувствуют себя неуютно, да и Гарри не понимает, что они здесь делают.
– Эти гриффиндорцы говорят, что приходят из-за Гарри. Но они никогда не говорят с ним, – горько сказал Драко. – Они все время молчат, уставившись на Поттера.
Мадам Помфри закончила проверку и посмотрела на результаты.
– У него какое-то повреждение головного мозга, – сказала женщина, и тут в комнату вошли Альбус и Северус.
– Мерлин, вы что телепаты?
– Почему ты спрашиваешь? – поинтересовался директор.
– Я собиралась найти вас и рассказать, что не так с Гарри.
– О, тогда, конечно, продолжай, – сказал Дамблдор, а Северус присел на кровать в ногах у юноши. Профессор Зелий сжал ногу подростка, чтобы обозначить свое присутствие.
– Как я уже сказала, у него какое-то повреждение головного мозга, – сказала Поппи и посмотрела на магов. – Такое повреждение нельзя вылечить магией. Тут только время покажет, исправится ситуация или нет.
– А до тех пор? – спросил Северус.
– Он должен заново освоить все навыки, – сказала Помфри. – Возможно, Гарри будет помнить обо всем, но не может сказать нам. Или его воспоминания могут оказаться заблокированными, и останутся только инстинкты, присущие младенцу. Думаю, когда он сердит, Гарри кричит потому, что у него нет другого способа сказать нам о чем-то. Поэтому его нужно научить ходить, говорить, читать, писать… Всему.
– Насколько серьезно повреждение мозга? – спросил Альбус, рассеянно гладя Гарри по ноге. Сам же юноша даже не шевелился, он только прижимался лицом к ладони Драко. Брюнета явно не интересовало, о чем они говорят.
– Оно довольно серьезное, – сказала женщина. – Если честно, я не знаю, восстановиться ли когда-нибудь его разум. Вероятно, то, что сделал Вы-знаете-кто, было ужасным и полностью разрушило разум Гарри.
Когда маги грустно замолчали от мысли, что же такое мог сделать Волдеморт с Поттером, подросток вдруг стал нервничать и крутиться на кровати. Драко погладил его по голове, но это не помогло.
– Гарри, успокойся, ну же, – сказал блондин.
Но брюнет не перестал. Он продолжил дергаться и извиваться, пока чуть не упал с кровати.
– Ну, что ты творишь, глупенький? – спросил Драко, поймав Гарри и прижав к себе извивающегося подростка. Блондин легко улыбнулся, и Поттер тут же счастливо вскрикнул и указал на улыбку Драко. Малфой непонимающе мигнул.
– Ты… Ты хочешь, чтобы мы не расстраивались?
Гарри снова счастливо вскрикнул и широко улыбнулся. Подросток прижался лбом к груди Драко, и расслабился, в то время как маги были в недоумении.
– Гарри? – спросил Драко. – Гарри, с тобой случилось кое-что очень серьезное. Ты это понимаешь?
Подросток спокойно смотрел на Малфоя несколько минут, а потом выгнул бровь и отвел глаза в сторону. Еще через пару минут, Гарри пожал плечами. Драко удивленно уставился на него.
– Ты чувствуешь, что это не важно? – Кивок.
– Хочешь сказать, что тебя не волнует это? – Неуверенный кивок.
– Но ты прилагаешь все усилия, чтобы выздороветь? – Твердый кивок.
– Отлично. Это все, что меня волновало, – сказал блондин. – Я буду с тобой независимо от того, как ты себя ведешь. По правде, ты и такой мне очень нравишься.
Гарри внимательно посмотрел на Драко, а потом стал играться с прядями светлых волос.
– Ты меня хоть слушаешь?
Все, что маг получили в ответ, было лишь нейтральным бульканьем.

Глава 4: Это великая цель, ее сложно выполнить… Но кто-то же должен попытаться… Научить Гарри ходить!

Глава 4

Драко посмотрел на Рона и Гермиону, когда друзья вошли в комнату Гарри. Блондин задавался вопросом, почему Северус позволяет им приходить в свои комнаты. Помфри выпустила Поттера из Больничного Крыла, так как оно превратилось в настоящую Мекку для студентов. Они приходили и приходили, и очень часто единственной причиной их появления в Больничном Крыле было желание хотя бы мельком увидеть знаменитого Гарри Поттера. К тому же, подросток уже достаточно пришел в себя, чтобы жить со слизеринцами, а не в больнице.
– Ну что еще? – со вздохом спросил блондин, медленно гладя голову Гарри на его коленях. Черноволосый подросток плакал всю ночь из-за кошмарных снов или, может, воспоминаний. Слава Мерлину, что с Гарри смог посидеть Северус, и у Драко получилось подремать пару часов. Теперь за Гарри следил Малфой, пока Снейп мог немного передохнуть. В конце концов, Поттер тоже смог уснуть, ведь подросток долгое время плакал и кричал, и поэтому он сильно вымотался. Конечно, не обошлось и без успокоительной настойки.
– Просто проверяю, как тут Гарри – за ним же смотришь ты! – злобно заметил Рон.
– Ох, сколько можно уже! – обреченно сказал Драко. – Я. Не. Мой Отец. Ты можешь это понять, или нет? Я просто пытаюсь помочь своему другу.
Рон уже собирался огрызнуться в ответ, когда Гермиона неслабо стукнула его по голени. Уизли чертыхнулся, подскочив, а девушка сказала:
– Прости его, Драко. Прости за наше поведение. И за слова. Просто видеть Гарри таким для нас очень и очень непросто и даже… больно. Как он?
– У него всю ночь были кошмары, – сказал Драко, зевая. – Я только недавно поспал пару часов, а Северус бодрствует уже два дня.
– Два дня? – спросила Гермиона. – Ему же надо отдохнуть!
– Я пробовал заставить его, но крестный был занят какими-то зельями. А потом чем-то еще. И еще, – ответил блондин.
Гермиона разозлено вкинула руки и пробормотала:
– Мальчишки!
Девушка стремительно покинула комнату. Драко удивленно посмотрел ей в след. Гарри все еще спал, а Рон, наконец, прекратил ругаться и произнес:
– Моргана, мне даже жаль Снейпа.
– В смысле? – спросил блондин.
– Просто, когда у Мион такое выражение лица, она абсолютно сбрасывает образ примерной девочки, – сказал Рон. – Я уже не раз попадался ей под руку, когда она в таком настроении. И знаешь что? Слава Мерлину, что я очень быстро бегаю! Ладно, так значит, у Гарри всю ночь были кошмары?
– Да.
– Но теперь ему лучше? – спросил Рон, аккуратно присев на кровать.
– Немного, – ответил Малфой, поглаживая смоляные волосы.
– Он… Он говорил, что этим летом вы были хорошими, – сказал рыжик. – Что… вы стали ему семьей.
– Да, он – моя семья, – пробормотал блондин.
– Я устраивал истерики из-за этого, – заметил Рон. – Я – плохой друг, да?
– Просто у тебя есть твое собственное мнение о нас с Северусом. Вот и все. Я не могу обвинять тебя в этом.
– Ты действительно имел в виду, все те слова, которыми оскорблял мою семью все это время? – с искренним любопытством спросил Рон. Подросток надежно гладил Гарри по спине, и Драко не видел причины выгнать его.
– В начале – да, – ответил Драко. – Пока не узнал вас лучше. После первого курса… не совсем. И мне, наверное, стоит извиниться перед Грейнджер за то, что я называл ее грязнокровкой.
– Ну, Миона скорее всего скажет, что это уже не важно, – ответил Уизли. – Я знаю, что твой отец – сволочь. Ну а мать?
– Она другая, – нежно произнес Драко. – Нарцисса пыталась помочь мне. Она отправила меня к крестному, когда поняла, что пора бежать из Менора.
– А теперь, когда Волдеморт повержен, она вернется? – спросил Рон.
– Да, – ответил блондин, и тут же стал успокаивать Гарри, который вдруг захныкал. – Мама приезжает на Рождество.
– Но сейчас же только октябрь! – тихо возмутился Рон.
– Я переживу, – с улыбкой ответил Драко. – Скорее всего, у нее появился любовник, поэтому она так долго. Я не против: у меня есть Северус и Гарри. Их для меня достаточно.
Тут появилась Гермиона, с широкой улыбкой на лице. Рон застонал и произнес:
– Миона, скажи, что ты не заколдовала его. Он же учитель!
– О, нет, я не накладывала чары… в общепринятом понимании, – ответила девушка, улыбаясь еще шире. Рон же побледнел и сказал:
– Только не говори, что ты использовала «это»!
– О, мой милый друг, именно «это» я и использовала!
Драко с непониманием переводил взгляд с Уизли на Грейнджер.
– Что «это»?
Рон вздрогнул, и Гермиона засмеялась. Внезапно, у Драко пропало всякое желание узнавать, что именно было «этим». Гарри просто счастливо спал.
– То… То, что ты сделала с Северусом – это безопасно? – спросил Драко у девушки с густыми каштановыми волосами. Ее не было около получаса, и сейчас Малфой сгорал от любопытства.
– О, все нормально, «это» - абсолютно безопасно, – сказала Гермиона и махнула рукой. – Просто Рон ненавидит его, потому что пугается каждый раз, когда я его использую.
– Что «это»? – блондин действительно хотел узнать, и уже даже собирался встать, чтобы проверить Северуса.
Гермиона взъерошила волосы Гарри и улыбнулась. Потом она повернулась к Малфою и ответила:
– Это заклинание.
– Какое?
– Делай-как-я-говорю-иначе…
– Оно имеет разное действие, в зависимости от того, к кому применяется, – продолжил Рон. – Миона никогда не накладывала его на Гарри.
– Потому что он меня слушался, – раздраженно заявила девушка. – Не то, что ты!
– Это не моя вина! – воскликнул Рон, пытаясь не разбудить черноволосого подростка.
– И как оно действует на Северуса? – спросил Драко с широкими глазами.
– Он никогда не вспомнит, кто его заколдовал, – мечтательно произнесла девушка, смотря куда-то вдаль. Рон вздрогнул и бормотал:
– Абсолютно чокнутая девчонка…
Драко сглотнул, и решил, что не стоит зря идти к профессору зельеварения. Когда Малфой удобнее устроился на кровати, Гермиона нежно погладила его по голове и сказала:
– Хороший мальчик.
Драко удивленно обернулся на Рона. Тот просто пожал плечами и сказал:
– Она иногда гладит так меня или Гарри, когда, по ее мнению, мы ведем себя не как идиоты.
Поттер осторожно открыл глаза. Подросток чувствовал, что рядом есть кто-то еще, кроме Драко. Гарри увидел девушку с каштановыми волосами, которая говорила с блондином. Именно ее рука гладила его по голове. Это было хорошо. На самом деле, она воспринималась им, как добрая… Он мог бы признать ее. Возможно. Парень не был полностью в этом уверен.
Гарри не сдержал зевок, и девушка опустила на него взгляд.
– Доброе утро, Гарри, – с улыбкой произнесла она.
Откуда она узнала его имя? Ей сказал Драко? А как зовут ее, интересно?
– Я – Гермиона, – произнесла девушка, увидев его удивленный взгляд. – Ты не голоден? Драко говорил, что ты ничего еще не ел.
Как раз в этот миг живот у Гарри забурчал, поэтому юноша покраснел. Он хотел было сказать, что не голоден, а тут его выдало это бульканье. Драко увидел, что подросток расстроился, потому что Поттер пока не мог говорить те слова, которые хотел. Блондин нежно обнял юношу и прижал к себе.
– Все хорошо, – сказал Малфой. – Ты скоро сможешь разговаривать, не волнуйся.
Гарри кивнул. Он знал, что Драко никогда не лгал ему. Его живот снова забурлил, и Гермиона аж подскочила.
– Я принесу обед, – сказала девушка. – Рональд, помоги мне.
– Разве ты не говорила, что…
Под ее взглядом Рон побледнел и, подпрыгнув, произнес «Да, Госпожа», прежде чем последовать за девушкой. Поттер проследил за ними, а потом еще крепче прижался к Драко. Малфой захихикал и произнес:
– Гарри, а ты знаешь, что это твои друзья?
Подросток замолчал на пару минут, и блондину показалось, что его перестали слушать. А потом он вдруг медленно произнес:
– Др.. Друзья?
Малфой удивленно взглянул на юношу и сказал:
– Ты говоришь?
– Друзья, – повторил Гарри. Его глаза светились от восторга, когда он смог произнести такое длинное слово без проблем. – Друзья! Друзья!
– Да, друзья, – с улыбкой сказал Драко. – Мальчик с рыжими волосами – Рон. А девушка… Думаю, ты знаешь ее имя.
– Ге… рем.. миона?
– Гермиона, попробуй.
– Миона!
– Неа, Гер-ми-о-на.
– Миона! – упрямо настоял Гарри. Громко. Очень громко. И прямо на ухо Драко. Блондин показательно прижал ладонь к уху.
– Ну, я думаю, для первого раза – просто отлично…

Когда Рон и Гермиона вернулись, Драко широко улыбнулся и сказал:
– Ну-ка, Гарри, кто к нам пришел?
– Рон и Мион?
Девушка чуть не уронила поднос. А Рон моргнул и неуверенно произнес:
– Когда мы уходили, он еще не мог произнести наши имена.
Ну, Гарри – очень быстро учиться, – ответил Драко. – Хотя у меня не получается заставить его произнести Гермиона. Миона нравиться ему намного больше.
Девушка поставила поднос, и Гарри, широко ей улыбнувшись, снова произнес:
– Мион!
– Он уже несколько раз повторил ваши имена, – сказал блондин. – А еще ему нравиться орать их мне в ухо, так что я скоро оглохну на одну сторону.
Драко вместе с Гермионой и Роном смогли накормить Поттера плотным завтраком и даже заставили выпить тыквенного сока. Гарри не любил ни сок, ни кашу, так что каждый завтрак был форменным сражением.
Малфой понял, что его подопечный уже наелся, когда брюнет начал двигаться, поворачивать голову, и в конце концов уткнулся лицом в плечо блондина.
– Все, хватит, – сказал блондин Гермионе. – Гарри не может пока нормально говорить, поэтому он показывает все жестами. Как сейчас.
– Так, а что вы делаете после еды? – спросила девушка, продолжая хрумкать чипсами.
– Ну, я могу читать ему что-то, или пытаться чему-то научить, – произнес Драко. – Но, в данный момент он не хочет ни того, ни другого.
– Откуда ты знаешь? – спросил Рон, так как не заметил у Гарри никаких жестов, указывающих на это.
– По тому, как он меня обнимает, – ответил Драко. – Так как он уютнее устроился у меня на плече и даже не двигается, то значит, Гарри хочет отдохнуть именно так. Если он хочет, чтобы я или Северус почитали ему, он обычно пытается ударить нас книгой. Если Гарри хочет чему-то учиться, то он продолжает шевелиться, пока я не угадываю, что именно он хочет изучать.

– Он нервничает, Сев.
– Вижу, но что мы можем сделать? – спросил зельевар, глядя на Драко.
– Я хочу научить его ходить, – ответил Малфой. – Он устал быть на кровати все время.
– То есть, ты хочешь, чтобы он еще и убегать мог от нас?
– Нет, я хочу, чтобы он быть свободен, – возразил Драко. – Вот ты бы хотел 24 часа в сутки, 7 дней в неделю быть в постели?
Северус вздохнул, признавая правоту крестника. Мужчина потер лоб и сказал:
– Думаю, ты прав. Просто не хочу, чтобы Гарри бродил по Хогвартсу сейчас, когда едва может говорить.
– У него получаются короткие предложения.
– Не достаточно хорошо. И в Хогвартсе, и вне замка остались люди, которые хотят причинить ему боль.
– Он будет слушаться нас, – ответил блондин. – Ты это знаешь. Пожалуйста. Гарри хочет двигаться. Я вижу это. Я вижу его боль, когда я иду к нему, а он не может.

– А почему именно ты учишь Гарри ходить? – спросила Гермиона.
– Потому что у Сева нет времени. А вы учитесь.
– Ты тоже.
– Но я живу вместе с Гарри. К тому же, вы с Уизли еще и парочка, разве нет? – спросил у девушки Драко.
Гермиона покраснела и сказала:
– Н-н-нет! Мы не…
– Да ладно, даже Гарри это заметил!
– Что? – вскрикнула она, прикрывая красные щеки ладонями. Драко засмеялся, а Гермиона продолжила:
– Нет, нет, нет!
– Так или иначе, Гарри хочет ходить, а я буду его упорно этому учить.

– Гарри, не сейчас! Я занят – делаю домашнее задание!
– Ходить!
– Я знаю, что ты этого хочешь, но я же сказал после обеда!
– Сейчас!
– Нет!
– Ходить!
– Нет!
– Проблемы?
Драко зарычал на своего очень удивленного крестного отца, а потом продолжил заниматься. Гарри собрался уже бросить еще одну книгу, но тут Северус сел рядом с ним.
– Драко нужно заниматься, Гарри, – тихо произнес Снейп. – Давай, ты посидишь со мной в гостиной до обеда. А потом Драко будет с тобой весь вечер, и ты сможешь мучать его каждый раз, когда захочешь. Давай?
Поттер, казалось, был доволен таким поворотом событий, а Малфой застонал. Профессор зельеварения поднял подростка на руки, и Гарри счастливо улыбнулся.
Северус положил парня на диван, и вздрогнул, когда юноша не смог даже сидеть самостоятельно. Похоже, Драко был прав, когда решил снова приучать Гарри к физической деятельности. За прошедшие недели тело подростка настолько расслабилось, что он совершенно не мог напрячь мускулы, разве что только на руках. Юноша даже ползать не мог – ему не хватало сил.
Все закончилось тем, что Гарри полулежал на коленях у мужчины, а Северус читал ему. Кто-то может подумать, что Поттер слушал детскую сказку, но это не так. На самом деле, подросток предпочитал книги по зельям или защитной магии. Так что Снейп склонялся к мысли, что Гарри помнит больше, чем может сказать.
Сейчас это был текст по щитовым чарам, так как подростку больше всего нравилась ЗОТС. Северус читал уже минут 10, когда понял, что его не слушают. Гарри уснул прямо у него на руках. Маг аккуратно убрал книгу и стал напевать колыбельную, нежно поглаживая подростка по голове. Зельевар еще долгое время просто сидел и напевал, пока Поттер мирно спал.

– Сев?
– Хм?
– Уже обед, а ты ничего не делал последние три часа.
– Ничего страшного, – ответил Северус, нежно погладив Гарри. – Иногда надо просто посидеть и подумать.
– И дать своим мозгам передышку?
– Драко!

Гарри почти кричал от разочарования. Неважно, что делал Драко – у Поттера никак не получалось встать. Сейчас он сидел на полу, глаза блестели от слез. Блондин все это видел и с отчаянием думал о других способах, которые он мог бы применить. Малфой искал такую возможность, которая бы сработала. И, наконец, ему это удалось. Осталось только убедить в этом его подопечного.
– Ладно, Гарри. Давай попробуем по-другому, – сказал Драко, приседая на корточки рядом с брюнетом. – Обними меня руками за шею. Крепко обними.
Гарри сделал, как его попросили, фыркнув. Блондин крепко обхватил его талию и поднялся на ноги. Гарри пискнул в знак протеста, так как ему пришлось со всей силы опереться на ноги, если он не хотел, чтобы Драко упал вместе с ним. Ноги у подростка дрожали, и он все же перенес большую часть веса на Малфоя.
Руки Драко крепко и надежно держали его за талию, давая брюнету знать, что его не оставят. Постепенно Гарри привык к такому положению, и стал более уверенно опираться на ноги.
– Кажется, так лучше, – пробормотал слизеринец. – Эта тактика лучше, правда?
Гарри кивнул, немного отстраняясь от блондина.
– Не перенапрягайся, – сказал Драко. – Давай делать все медленно и постепенно.

Когда пятнадцать минут спустя в комнату зашел Северус, он увидел интереснейшую картину.
Гарри неуверенно стоял на дрожащих ногах, при этом Драко почти не обнимал его за талию. Конечно, блондин дал брюнету обхватить себя за шею, потому что Поттер еще не мог держаться ровно совсем без поддержки.
– Я вижу, мы делаем успехи, – сказал профессор зельварения, входя в комнату.
– Сев!
– Гарри!
Драко поймал взволнованного подростка, и Северус улыбнулся, подходя ближе. Поттер попытался подойти к нему, забыв, что у него это пока почти не получается.
– Похоже, у нашего Гарри просыпаются некоторые инстинкты, – сказал Снейп блондину, позволяя брюнету крепко обнять себя за талию.
– Если мы приведем его мускулы в тонус, он тут же сможет нормально ходить, – произнес Драко. – Правда, Гарри?
– Правда!
– Ты даже не слушал?
– Нет!
– И как можно быть таким довольным…

Глава 5: Гарри научился крепко стоять на ногах, и поэтому ушел погулять. Что из этого выйдет?


@темы: переводы ГП, Возвращение разума

URL
Комментарии
2011-09-12 в 18:55 

Фалмари
Нужно обладать гением или уметь обходиться без него. Вольфром (Из книги «Афоризмы»)
Глава 5

Гарри открыл глаза и сел. Он был в комнате, очень похожей на ту, которую он создал, когда убил Волдеморта. В этот момент юноша помнил абсолютно все: свое прошлое, свое настоящее, и даже то, как умер Темный Лорд.
– Почему я не могу помнить Рона и Гермиону, когда бодрствую? – вслух спросил подросток.
Потому что ты не готов к этому.
– Кто же ты?
Я – это ты. Гарри, не переживай. Я – часть тебя. Я – тот, кто лечит тебя. Когда ты придешь в себя окончательно, мы снова будет одним целым.
– То есть, это ты не даешь мне помнить?
В некотором роде, – признался «второй» Гарри.
– Где ты?
Тебе не покажется странным видеть своего двойника?
– Мне кажется, что у меня в жизни было достаточно странных событий, чтобы пережить это.
Думаю, ты прав.
Тут же прямо перед парнем возник его близнец и протянул руку. Гарри принял ее и встал на ноги.
– Почему я не готов… к памяти?
Потому что ты хочешь забыть. Ты хочешь обладать тем, чего у тебя никогда не было. Хочешь быть тем, кем тебе никогда не давали возможности быть. Ты хочешь быть любимым.
– И это единственная причина?
Нет, конечно. Волдеморту удалось уничтожить твой разум. И хотя я отключил боль тогда, я не хочу, чтобы ты снова переживал воспоминания, где Лорд пытался перестроить твое сознание. Эта комнат – место, где я спрятал твои воспоминания, поэтому когда ты вне нее, ты – ребенок.
– И как долго так будет?
Если захочешь, всегда. А теперь – пора спать. Я не хочу мешать твоему отдыху, так что возвращайся в реальность.
У Гарри были вопросы. Он хотел услышать ответы на них. Сейчас же. Но «второй» Гарри прижал палец к его губам, не давая подростку вымолвить и слова, улыбнулся и… Все поглотила тьма.

Драко проснулся, когда услышал тихий плач. Блондин повернулся, и столкнулся лицом к лицу с Гарри, который не спал. В уголках его глаз застыли слезы.
– Привет, – сонно произнес Малфой, протирая глаза. Хорошо, что была суббота, так что они с Поттером могли отоспаться.
– Прости, – захныкал Гарри. – Я разбудил тебя…
– Все в порядке. Плохой сон?
Брюнет кивнул.
– И о чем? – Драко был очень рад, что подросток теперь мог довольно сносно говорить. Больше не приходилось гадать, в чем проблема. Чаше всего кошмарами становились воспоминания из детства, и тогда очень просто было успокоить Гарри, заверив его, что это больше не повториться. Но в этот раз кошмар был спровоцирован чем-то другим.
– Комната, – сказал черноволосый подросток. – Меня был там.
Драко не видел смысла исправлять Гарри, так как было уже очень поздно, и они оба были уставшими.
– И другой меня, – продолжил подросток. – Мы говорили, но меня… меня не помнит, о чем… а потом… так темно, и ничего не видно, и…
– Но сейчас-то все в порядке, – заметил Малфой. – Подвинься. Надо поспать еще. Ты ведь видишь меня?
– Угу.
– Значит, спать.
Гарри охотно приполз в объятия Драко и уснул.

Северус взъерошил волосы Гарри, а потом и Драко. Подростки пошевелились, но не проснулись. Потом Снейп перевел взгляд на часы, но решил, что в субботу вставать в половину восьмого все же несколько рановато. Профессор решил дать юношам возможность выспаться. Мужчина аккуратно подоткнул одеяло, и на миг залюбовался тем, как Гарри довольно прижался к груди блондина. Маг тихо вышел и закрыл дверь.

– Они еще спят? – спросила Гермиона.
– Да, – ответил Северус и посмотрел на часы. – Я был у них в половине восьмого, и они еще спали.
Сейчас было тридцать минут девятого. И Грейнджер, как оказалось, бодрствовала уже пару часов. Когда гриффиндорка больше не могла находиться в своей комнате, она спустилась в подземелья. Конечно, девушка ожидала, что Гарри уже проснулся.
И тут, как будто отвечая на ее безмолвную просьбу, открылась дверь, и появился заспанный Драко.
– Гарри еще не проснулся? – спросил профессор зельеварения.
Мгновением спустя дверь распахнулась, и Гарри с визгом повалил Малфоя на пол. Северус и Гермиона тут же поспешили к подросткам, помогая им встать. Поттер засмеялся, а блондин заскулил:
– И почему я никогда не замечаю его, когда он собирается завалить меня на пол?
Гарри проигнорировал слова слизеринца и крепко обнял Гермиону. Девушка рассмеялась и сказала:
– Тебе нравиться нападать на этого нахала, Гарри! И, по правде, у тебя это здорово получается.
– Отлично, а теперь идите и умойтесь, – сказал Снейп. – Я и мисс Грейнджер будем ждать вас, чтобы позавтракать.
Гарри убежал первым, заставив Драко вскрикнуть и устремиться за подростком. Дело в том, что Поттер еще очень неустойчиво держался на ногах, и поэтому в любой миг мог упасть. Так что блондин за него сильно переживал.
– Мило… Драко постоянно оберегает его? – с нежностью спросила Гермиона.
– Оберегает? Он просто с ума сходит. По его мнению, любой косой взгляд в сторону Гарри – повод для убийства, – пробормотал Северус.
Грейнджер засмеялась.

Девушка следила за тем, как Гарри маленькими кусочками жевал тост. Она заметила, что Драко прилагал кучу усилий, чтобы не начать самостоятельно кормить подростка.
– Как я вижу, Гарри все еще не очень хорошо кушает? – спокойно спросила девушка у слизеринцев.
– Да, – ответил Северус. – Его не волнует еда, как таковая. Она ему нравиться, как повод быть рядом с нами.
– Но вы часто указываете Гарри, чтобы он ел, – сказала Гермиона.
– Да, и поэтому он ест, так как знает, что это сделает меня счастливым, – сказал Драко. – Но, несмотря на это, я всегда слежу за тем, как Гарри питается. В прошлый раз, когда мы разрешили этому чуду кушать самостоятельно, он свалился в голодный обморок.
Гарри явно обрадовался, когда Драко произнес его имя, поэтому стремглав побежал к блондину. Тот низким и мягким голосом попросил подростка выпить стакан сока. Брюнет нахмурился, но согласился. Потом, к огромному удовлетворению Малфоя, Поттер догрыз остаток тоста.
– Ты голоден? – спросил Драко.
– Нет, – уверенно ответил Гарри.
– Обычно он не сильно голоден с утра, – заметила Гермиона.
– Именно поэтому, вероятно, у нас больше всего проблем именно с завтраком, – ответил блондин. – Гарри, у меня есть предложение.
– Да, какое?
– Я почитаю тебе про тот текст про защитную магию, который принес Рон, – ответил блондин. – А ты съешь всю закуску во время обеда. Согласен?
– Да! – Почему бы ему не согласиться? Обычно на обед еда была хорошей и нравилась ему, и Гарри действительно хотел послушать тот текст, который принес Рон. Несмотря на то, что он мог ходить и говорить, у него все еще были большие проблемы с чтением и письмом.
– Отлично, – сказал Драко. – Тогда доедай, ага?
– Да!
– Он всегда кричит «да»? – спросила Гермиона.
– Не забывай, есть еще «нет»! – ответил блондин. – И он просто обожает орать мне в ухо!
Гарри уже закончил кушать и медленно слезал со стула.
– И куда это ты? – спросил Северус у подростка.
– … Иза… стола?
– А что ты должен был спросить?
– Могу ли… меня… выйти иза стола?
– Конечно, можешь, – сказал профессор зельеварения. И Гарри тут же побежал за фотоальбомом, который для него сделал Драко. Когда Гермиона с вопросом в глазах посмотрела ни них, Драко ответил:
– Он отказывается говорить «я» вместо «меня», и иногда коверкает слова, но прогресс очевиден.
– Миона!
Гермиона повернулась и увидела Гарри, который протягивал ей альбом с фотографиями. Девушка сложила салфетку, поблагодарила Северуса за завтрак и сел на полу гостиной рядом со своим другом.
– О, милый, это очень хороший альбом, – сказала она. – Это Драко дал тебе?
– Да, – громко сказал Гарри, но все же подросток не кричал. Малфой застонал и сказал:
– Он орет только мне на ухо?
– Потому что он точно знает, – ответила Гермиона. – Что тебе нравиться это, потому что он тем самым привлекает твое внимание.
Блондин странно посмотрел, как гриффиндорцы начали просматривать альбом.
– Даже не пытайся это отрицать. Это правда.
– Проклятье… Она быстро заметила.
– Таковы женщины.
– Неудачный опыт или что-то другое?
– Та же Поппи всегда знает, когда у меня что-то болит, как бы мне не хотелось скрыть это от нее, – ворчливо ответил Снейп, и Драко не мог не засмеяться.

URL
2011-09-12 в 18:56 

Фалмари
Нужно обладать гением или уметь обходиться без него. Вольфром (Из книги «Афоризмы»)
Гарри со скукой крутился на кресле. Драко был на занятиях, а у Северус вел уроки. Его друзья снова начали заниматься, когда Гарри поправился. Конечно, маги не давали подростку спать все время, но они мало что могли предложить ему.
Юноша встал и прошелся по комнате. Ему все надоело, а когда ему что-то надоедало, он обычно делал что-то новое. Гарри больше не пытался читать самостоятельно, потому что у него не получалось, и тогда он начинал плакать. Без Рона, Гермионы, Драко или Северуса это не имело смысла. В прошлый раз его успокаивал Северус, но к этому времени Гарри уже так устал от криков, что проспал после этого десять часов подряд.
Итак… читать не хочется. Но что-то делать надо было, потому что Гарри было очень скучно. Поэтому Поттер подошел к двери, и попробовать открыть ее. Раньше она всегда была заперта.
Но не сегодня… Щелчок, и дверь открылась. Гарри удивленно уставился на нее. Потом подросток сделал пару шагов и выглянул в коридор. Северус и Драко никогда не запрещали ему выходить из комнаты, если ему станет скучно. К тому же, он точно знал, что находиться в школе… Однако Гарри хотелось самому увидеть замок.
Подросток вышел из комнаты.

Теодор Нотт шел по коридорам, возмущенно бормоча под нос. Он пропустил урок, и теперь пытался незаметно выйти из подземелий. Все пошло прахом, когда Поттер победил Темного Лорда, а теперь никто не мог убить этого Героя! Парня слишком хорошо защищали. Это же просто смешно!
Ну, если никто не решался сделать это, тогда Гарри Поттер будет убит им. Теодором. Но юноше требовалось время, чтобы составить план. Время и свобода в передвижениях. И по этой причине, он временно покидал Хогвартс.

Ни один из них не замечал другого, пока подростки не столкнулись. Один упал с тихим ругательством, а второй – с удивленным визгом. Нотт поднял взгляд и увидел огромные зеленые глаза. Поттер. Без палочки. И без памяти, судя по всему. Слабый и беззащитный Поттер.
Теодор радостно вскинул палочку и направил ее на Гарри, который с ужасом уставился на слизеринца.

Аластор Муди шел мимо Большого Зала, размышляя над тем, зачем он понадобился Альбусу. У мага не было никакого желания говорить с жизнерадостным директором.
Тут течение его мыслей прервал крик. Но это не был крик удивления. Это был крик боли.

– Круцио!
Гарри почувствовал боль, а потом услышал шум в ушах. Юноша закрыл глаза и провалился в блаженную темноту.

– Гарри… Все в порядке.
– Кто ты? – спросил он у темноты.
– Гарри, это же я.
Подросток осмотрелся, и увидел знакомую комнату, и что рядом с ним какая-то тень.
– Ремус? – спросил Гарри.
– Привет, – ответил мужчина и сел на колени. – Прости, что я не с тобой. Альбус сказал, что ты тяжело ранен.
– Я в порядке! – ответил Гарри.
– Он говорил о повреждении мозга, – заметил Ремус. – Ты точно в порядке?
– Ну… Ладно, у меня дела идут не отлично, но уже намного лучше, чем раньше, – ответил Гарри, забыв о боли и о реальном мире. – А ты не можешь приехать и навестить меня?
– Ты хочешь этого?
– Конечно!
Ремус улыбнулся и сказал:
– Тогда, для начала проснись.

Гарри закричал, когда его снова настигло проклятие. Оно огнем прокатилось по нервам. Нотт злобно рассмеялся: он собирался прямо сейчас покончить с Поттером. Теодор питал проклятие ненавистью, ведь Гарри убил его отца, и теперь слизеринец мог отомстить.
Когда у Гарри изо рта потекла кровь, Грюм, наконец, добрался до места нападения и, выглянув из-за угла, швырнул в Нотта Ступефай. Аврор на максимальной скорости поковылял к подросткам. Гарри все еже содрогался в конвульсиях, а глаза были широко распахнуты от боли и страха.
– Все уже в порядке, – успокаивающе произнес Муди. Аврор услышал топот ног и крики. – Кто-нибудь, позовите мадам Помфри!

Северус всегда наказывал студентов, если они бегали по коридорам, но сейчас мужчина пренебрег своими запретами и несся в сторону Больничного Крыла. Уизли и Грейнждер бежали за ним, потому что у них был урок Зелий, когда сообщили о нападении на Гарри. Драко, к сожалению, с магами не было, так как он был на Трансфигурации с когтевранцами и пуффендуйцами.
Когда вся компания добралась до Больничного Крыла, оказалось, что блондин немного опередил их. Северус, Драко, Рон и Гермиона с болью услышали плач Гарри.
Поппи пыталась успокоить подростка, но он громко ревел, зовя Драко и Северуса. Малфой не колеблясь прибежал к Поттеру и крепко притянул того в отчаянное объятие. И только тогда Гарри замолчал, но слезы продолжали катиться по щекам.
– Что случилось? – потребовал ответа Снейп, подходя к Гарри. Рон и Гермиона стали рядом.
– Аластор поймал Теодора Нотта, когда тот накладывал на Гарри Круцио, – сказала Поппи. – Грюм оглушил слизеринца, а потом отправил студентов за мной. Мы перенесли Гарри сюда, но он не прекращал плакать и кричать. И все время звал вас, так что я уже и не знала, что делать.
Драко удалось достаточно успокоить Гарри, чтобы тот смог выпустить блондина из объятий.
– Я никуда не уйду, – пообещал Драко, садясь на кровать. – Ладно? Но почему ты вышел из комнат?
– Дверь… Она была открыта, – сквозь рыдания выдавил Гарри. – Прости.
– Ничего страшного, – успокаивающе произнес блондин. Он повернулся к мадам Помфри и спросил:
– Какой вред нанесло проклятие?
– Пару дней он будет чувствовать слабость, ну а в остальном все в порядке. Я ожидала худшего, но все ограничилось только прокушенным языком, отсюда и кровь.
Гарри тихо заскулил и крепче прижался к Драко. Блондин тут же стал нежно гладить подростка по голове, и тот, наконец, расслабился.
– Где Нотт сейчас? – спросил Северус, с трудом сдерживая гнев.
– Он уже в Министерстве, в камере предварительного заключения, – ответила Поппи. – Альбус и Аластор позаботятся о том, чтобы его посадили.
– Зная Фаджа, он потребует интервью с Гарри, – едко заметил профессор зельеварения.
– Он уже пытался узнать у Альбуса, что случилось, – сказала Помфри. – Аластор заметил, что, так как он был свидетелем, и так как у них есть Теодор Нотт, то в присутствии Гарри нет необходимости.
Северус вздохнул от облегчения.
– Теперь ты будет ждать нас в своей комнате? – спросил Драко. Поттер кивнул. – Хорошо. Мы просто не хотим, чтобы это повторилось.
– Но… я хочу увидеть…
– Ты только что сказал «я» вместо «меня».
Гарри кивнул.
– Похоже, ты делаешь успехи, – сказал блондин, ложась рядом с подростком. Тот пододвинулся так, чтобы Малфою было удобнее. Вдруг черноволосый юноша стал рассеянно озираться по сторонам.
– Где он?
– Кто? – спросил Северус.
– Он!
– Гарри, мы не знаем, о ком ты говоришь, – сказал Драко.
– Луни! Он пообещал навестить меня, когда я проснусь! Я проснулся – где он?
– Луни? – переспросил Драко.
– Ты имеешь в виду Ремуса, Гарри? – тихо спросила Гермиона.
– Да! Луни!
– Луни – это прозвище Рема, – объяснила блондину девушка. – Но его ведь здесь не было уже давно?
– Последний раз Люпин появлялся Хогвартсе, когда Гарри еще был в коме, – сказал Северус и перевел взгляд на Минерву.
– Я посмотрю, удастся ли мне с ним связаться, – произнесла ведьма и вышла из комнаты.
– Гарри, почему бы тебе не лечь и не поспать немного, – предложил Драко. – Уверен, Луни делает все, что может, чтобы как можно быстрее прибыть в Хогвартс.
– Правда?
– Да, правда.

Глава 6: Ремус приезжает в Хогвартс, а Фадж посещает Гарри…

URL
2011-09-12 в 18:56 

Фалмари
Нужно обладать гением или уметь обходиться без него. Вольфром (Из книги «Афоризмы»)
Глава 6

Гарри с хныканьем извивался на кровати.
– Тебе нужно поспать, – сказал Драко и схватил подростка за ногу.
– Не хосю!
– Нет, хочешь, – твердо сказал блондин.
– Не хосю!
– Мерлин, какой же ты упрямый, – пробормотал Малфой. – Пару часиков, давай а? И ты сразу почувствуешь себя лучше.
– Все итак хорошо!
– Гарри, я знаю тебя. Ты уверен, что все прекрасно, но это не так. Пожалуйста, миленький. Тебе надо поспать пару часиков.
– Почему?
– Потому что тогда тебе будет лучше, – сказал Драко. – Обещаю, что разбужу тебя тут же, как только появиться Ремус.
– Обещаешь?
– Обещаю.

Ремус Люпин, озираясь, вошел в замок, а потом направился в Больничное Крыло. Гарри попросил его прийти. Гарри, который не должен был его помнить, позвал его. Это было удивительно, но Ремус не жаловался. Если его волчонок хотел его увидеть, то все, что Рем мог – это как можно скорее появиться в Школе.
Оборотень вошел в знакомые двери и уверенно направился к Гарри.
Маг улыбнулся, когда Драко удивленно взглянул на него, а потом на своего подопечного. Затем блондин молча встал, закрыл книгу, которую читал до этого, и наклонился к черноволосому подростку.
– Спящая красавица, проснись, – сказал Драко и потряс Гарри за плечо. Поттер захныкал и спрятал голову под подушку. – То есть ты больше не хочешь увидеться с Луни?
– Луни!
Гарри тут же подскочил на кровати и рванул к Ремусу.
– Луни! – закричал Гарри, влетая в приветливо распахнутые объятия. Люпин широко улыбнулся. Он крепко обнял подростка.
– Ну, как ты, Гарри?
– Отлично!
Ремус немного скривился от громких криков, и увидел, как сочувствующе улыбнулся Драко. Оборотень аккуратно положил руки на плечи Гарри и сказал:
– Я слышал, что на тебя напали? Ты точно уверен, что все хорошо.
– Да!
– Гарри, может, ты не будешь так громко кричать? – со вздохом спросил блондин. – Хотя я знаю, что когда дело доходит до меня, ты просто не можешь иначе.
– Дрей!
– Нет, не снова! Драко, Гарри, Драко!
– Дрей!
– Я сдаюсь, – застонал Драко. – С тобой бесполезно спорить, Гарри.
– Да!
– Не соглашайся со мной!
Ремус рассмеялся.

– Я рад, что вы есть у Гарри, – сказал Люпин.
– Хм? – Драко не был уверен, что правильно понял.
– Ты и Северус. Хорошо, что вы у него есть.
– Ты тоже его семья.
– Да, но… он всегда хотел настоящую семью. Как ворчливый старый оборотень может стать настоящей семьей для кого-то? – с легкой улыбкой сказал Ремус, пока Рон пытался напоить Гарри водой. Минут двадцать назад пришли Рон и Гермиона и предложили помочь им с Драко, накормив Поттера обедом. Возникли пару трудностей, но все они оказались вполне преодолимыми для друзей.
Драко не ответил на реплику Люпина, он только пристально присмотрелся к мужчине. Тот выглядел уставшим и куда старее, чем Северус… несмотря на то, что они были одногодками. Малфой повернул сторону к двери, когда в нее вошел Снейп.
– Привет, Сев, – сказал блондин, и Ремус тоже повернулся, чтобы поздороваться с магом.
– Драко, Люпин, – произнес Северус. – Я вижу, мистер Уизли и мисс Грейнджер весело проводят время.
– Да, кормление Гарри остается весьма увлекательным занятием, – пробормотал Драко. – Я считаю себя везунчиком, если удается запихнуть в этого сорванца хотя бы треть еды.
– У меня получается половина, – гордо заявил Северус и сел на стул рядом с Малфоем. – Думаю, мне стоит побеседовать с Гарри, когда он перестанет разбрасываться едой.
– Ох, он и в правду кидает еду, – заметил Ремус. Не думаю, что будет приятно получить этой куриной ножкой в глаз… Ах, – Рон только что подтвердил его гипотезу. Гермиона с трудом не засмеялась, но три наблюдателя не смогли сдержаться. Гарри просто широко улыбнулся.
Подростка на некоторое время оставили одного, потому что у Драко, Гермионы и Рона были уроки, а вместе с ними и домашние задания, которые надо было выполнять в библиотеке. Ремус и Северус отправились поговорить с Дамблдором, а мадам Помфри пошла к профессору Спраут за лекарственными травами.
Так что магам пришлось оставить Поттера в Больничном Крыле без присмотра, предварительно взяв с него обещание никуда не уходить. Они дали Гарри маггловские наборы для рисования, которые, по просьбе Гермионы, прислали ее родители.

Внезапно открылась дверь, и подросток поднял голову от рисунков.
– Здравствуйте, мистер Поттер, – с улыбкой сказал Корнелиус Фадж. – Я надеялся переговорить с вами раньше, чем до вас доберется Дамблдор.
Гарри испуганно сжался на кровати, когда мужчина закрыл дверь.
– Нет необходимости изображать испуг, – сказал Фадж. – Я просто хочу с тобой поговорить о том, что произошло с Ты-Знаешь-Кем.
– Кем? – спросил Гарри, отодвигаясь от министра так далеко, как только мог.
– О, не надо меня дурачить. Все то, говорит Альбус – бред, – прорычал Корнелиус. – Он продолжает говорить мне, что вы ранены и что вас нельзя пока тревожить. Разве не смешно?
– Я не знаю вас…
– Достаточно! Гарри, скажи мне, что ты сделал с Темным Лордом. Ты станешь еще более известным! Надо бы сделать так, чтобы кто-то заснял нас вместе…
– Что? Я даже не знаю вас!
– Прекратите, мистер Поттер! Признавайтесь! – мужчина покраснел от гнева. – Наверняка, есть что-то, что вы хотели бы. Альбус, запер вас в замке. Но вы можете отправиться со мной в Дырявый Котел или в Министерство. Репортеры соберутся меньше чем за час и тогда…
– Уходите! – закричал Гарри, вылезая из кровати. Он попытался убежать, когда Фадж стал на него надвигаться. – Сев! Драко! Луни!
– Прекрати, мальчишка! Признавайся! – кричал взбешенный маг. Если бы у него был Мальчик-Который-Выжил, Герой Волшебного Мира, он легко выиграл бы выборы и снова остался бы министром. Так что он должен заполучить Поттера!
Тут Гарри почувствовал, как что-то изменилось в комнате. Появился кто-то сильный, влиятельный. Подросток прижался к стене Больничного Крыла, и это неожиданно успокоило его. Стены дарили чувство защищенности.
– Помоги мне, – прошептал он, когда Фадж навис над юношей. – Кто бы ты ни был, помоги.
И тут Хогвартс проявил себя…

Северус добрался до Больничного Крыла и попытался открыть двери. Они были заперты, но Ремус открыл их одним движением, пока Снейп еще и палочку не успел вытащить. Двери распахнулись, и маги ворвались внутрь.
Фадж без сознания лежал на полу. Яркие зеленые глаза Гарри смотрели на них. Парень поднялся, обошел министра и упал без сознания прямо на руки Северусу. Мужчина тут же стал качать его, словно в колыбели.
– Я заберу его в свои комнаты.
– Конечно, – ответил Альбус. – А я пока позабочусь о Корнелиусе.

– Сев!
Драко, Гермиона и Рон вбежали в комнаты.
– С Гарри все в порядке?
– Откуда вы узнали?
– Замок ни с того ни с сего рассердился, – сказала Гермиона.
– Что? – потрясенно спросили Ремус и Северус в один голос.
– За лето я заметила, что Хогвартс иногда отвечает волной магии на какие-то действия, – ответила девушка. – Чаще всего это было связано с Гарри. И когда я сегодня почувствовала магию Хогвартса, я поняла, что что-то случилось. Думаю, замок защитил Гарри.
– Хороший Хогвартс, – сказал подросток и посмотрел на Гермиону. – Вырубил мужчину.
– Да, – произнесла Грейнджер и улыбнулась. – У тебя появился очень хороший друг, Гарри.
– Тогда, почему замок ничего не сделал, когда на Гарри напали? – спросил Северус.
– Может, он и пробовал, – сказала гриффиндорка. – Вы ведь знаете, что магия не всегда действует так, как хотелось бы…
– Это другое, – возмутился зельевар. – Одно дело: зелья, чары или заклинания. А жизнь Гарри – это совсем другое.
– И, тем не менее, мы возвращаемся к тому, что какое-то действие иногда приводит нас к желаемому, а иногда – нет.
Гарри достаточно быстро забыл про визит Фаджа. Юноша с радостью наблюдал за тем, как Рон снова и снова надувал мыльные пузыри. Подросток прыгал на кровати, пытаясь их поймать.
Драко и Северус были счастливы увидеть, что Гарри так искренне веселится. А еще они были рады, что Министр окончательно дискредитировал себя, фактически напав на Избранного. Слухи об этом разошлись по Хогвартсу со скоростью света, и Фадж быстро терял даже те крохи общественного признания, которые у него были.
– Пора отдохнуть, – сказал профессор зельеварения, обращаясь к подросткам. – Может по Гарри это и не видно, но я абсолютно уверен, что он устал.
Поттер посмотрел на них, и маги заметили, что тот и правда выглядит уставшим. Рон создал последний мыльный пузырь, магией подтолкнув его к Гарри. Уизли заранее сделал его более плотным, чтобы он мог выдержать прикосновение рук. Брюнет аккуратно схватил пузырь, а потом, прищурившись, посмотрел в сторону Драко. Блондин попытался спрятаться за кроватью, когда Гарри кинул в него мыльный шар, но Рон помог подростку магией. И пузырь лопнул от удара с лицом Малфоя, издав громкий хлопок.
– Эй!
Гарри рассмеялся.

Глава 7: Неспособный защитить Гарри, Хогвартс решает помочь юноше восстановить свой разум…

URL
2011-09-12 в 18:57 

Фалмари
Нужно обладать гением или уметь обходиться без него. Вольфром (Из книги «Афоризмы»)
Глава 7

Гарри чувствовал себя в большей безопасности, чем когда-либо в жизни. Комната поддерживала его: стены, крыша и даже пол успокаивали его, посылая нежные волны магии. Юноша лег на кровать, убаюканный волшебством старого замка. А потом он смотрел прекрасные сны вместе с древним замком.
…Пока Гарри был маленький, у него никогда не было много игрушек. По мнению Дурслей, точнее Вернона, он был их не достоин.
Юноша хорошо помнил день, когда Петуния пришла домой из магазина. В одной из сумок был игрушечный мишка. Тетя попросила его помочь ей разобрать покупки. Вернон работал, а Дадли гулял на улице. Гарри тихо стал помогать ей, зная, что спорить бесполезно. Ему тогда было шесть.
Когда он достал игрушечного мишку, мальчик уставился на него, а потом повернулся и спросил у тети, нужно ли его положить в кровать Дадли. Его глаза стали квадратными, когда он увидел, как Петуния сняла ценник и отдала ему с приказом не показывать его Вернону или Дадли.
Это смешно, но он назвал его Снаффлзом.
Он стал его другом, и когда Гарри переехал во вторую спальню Дадли, Поттер забрал мишку с собой. Брюнет чувствовал себя глупым, но подросток всегда забирал игрушку с собой в Хогвартс, и когда ему снились кошмары, он доставал Снаффлза и крепко прижимал его к себе.
За все эти годы игрушка так и не пришла в негодность. Из нее постепенно выпадал мех, но Гарри пришел к выводу, что его желание иметь друга, хотя бы в виде игрушечного мишки, не давало Снаффлзу развалиться окончательно – его магия сохраняла мишку. Подросток и сейчас помнил мельчайшие детали его друга, и это странным образом успокаивало Гарри…
Он просыпался.

Драко и Северус удивились, услышав шум из комнаты Гарри. Звук был слишком тихим, чтобы подумать, что подросток снова кидается книгами. Поэтому маги обеспокоенно переглянулись и быстро направились в сторону комнаты.
Когда они зашли внутрь, Гарри отчаянно перерывал содержимое своей комнаты: игрушки, одежду, даже книги. Северус с трудом смог увернуться от одного из фолиантов, но Драко так не повезло – и он получил книгой в лицо.
– Гарри, ты что творишь? – спросил профессор зельеварения.
– Где он?
Голос, полный боли, подсказал магам, что если они не помогут Гарри, то у подростка случиться истерика.
– Где кто? – спросил Драко, сел на колени рядом с Гарри, с трудом увернувшись от очередной книги.
– Снаффлз! Я должен найти Снаффлза!
– Снаффлз? Разве это не… – Драко посмотрел на Северуса, который согласно кивнул. Прозвище* Сириусу дали по его анимагической форме. – Гарри, ты говоришь о Сириусе?
– Нет, о Снаффлзе! Мы должны найти его!
Внезапно подросток прижал к груди мишку, которого извлек из-под старой рубашки. Гарри крепко прижал игрушку к груди и глубоко вздохнул от облегчения.
– Игрушечный мишка? – пораженно спросил Драко. – Гарри… Ты помнишь, как давно у тебя этот мишка?
– Долгое, долгое время, – ответил Гарри.
– Ты знал какого-нибудь Сириуса, когда тебе подарили этого мишку?
– Нет… Помню только, что леди, которая мне его дала, сказала не показывает Снаффлза толстому мужчине.
– Петуния, – тихо произнес Северус на ухо блондину. – Гарри, а теперь ты сможешь заснуть?
Гарри кивнул и встал на ноги, все еще крепко прижимая к себе игрушку. Это выглядело ужасно комично, но магам было все равно, ведь этот мишка успокаивал подростка. Гарри залез на кровать, и Северус выключил свет.

– Сев…
– Я знаю.
– Эта игрушка – магическая.
– Нет, дело не в игрушке. Сам мишка – маггловский. Просто он полон магии Гарри.
– Но почему Гарри о ней вспомнил именно сейчас?
– А я откуда знаю? – спросил Северус. – Мы знаем, что этот мишка не причинит вреда Гарри, и это – главное.

Гермиона посмотрела на игрушечного мишку, которого Гарри почти пихнул ей в лицо, и сказала:
– Какой милый! Гарри, ты назвал его Снаффлзом?
– Да.
– И он был твоим другом в детстве?
– Да, очень много лет, – ответил подросток и крепче прижал к себе игрушку. Гарри старался не терять мишку из вида, но слизеринцы не жаловались. Да и как они могли, если Снаффлз помогал Поттеру быстро успокаиваться?
Маги все еще переживали из-за магии, которая буквально излучалась игрушкой, но на Гарри это не влияло, так что пришлось смириться.

…Петуния впервые улыбнулась ему, когда Гарри было восемь. Юноша нечетко помнил свое детство, но события того дня отпечатались в его памяти. Поттер точно знал, что в тот день должны были прийти важные гости, и тетя целый день провела вне дома, делая покупки. Поэтому он решил сделать ей подарок, почистив и натерев столовое серебро. Когда женщина, наконец, пришла домой, она очень устала, поэтому вид готового к приему серебра ее очень обрадовал. Гарри отлично помнит, что он увидел на лице своей тети в тот миг. Удивление, счастье… гордость. Она гордилась ним. Петуния тогда погладила его по голове, улыбнулась и сказала, что он – хороший мальчик.
Гарри, как безумный цеплялся за эти воспоминания. Вернон никогда не говорил ему ничего доброго, Дадли всегда насмехаться, а Петуния… иногда она показывала, что заботилась о нем, хотя бы немного.
Игрушечный мишка. Улыбка. А однажды, когда ему было девять, тетя даже дала ему леденец, который сказала съесть раньше, чем они придут домой.
Но самым удивительным было письмо, которое он получил на Рождество на четвертом курсе. Ни муж, ни сын о нем, наверняка, не знали. Письмо было прочитано Гарри не раз, но каждый раз подросток чувствовал тепло.
В том письме Петуния рассказывала о жизни Лили, о Джеймсе. Женщина написала все, что знала. Тетя все еще не была добра к нему, но она, по крайней мере, перестала смотреть на него, как на мусор. Гарри нравилось думать, что она почувствовала вину за свое пренебрежительное поведение…

Когда на этот раз слизеринцы проснулись от странного шума из комнаты Гарри, они сразу направились в комнату гриффиндорца. Когда Драко и Северус открыли дверь, они застыли от удивления.
Странный стук был звуком падения вещей из перевернутого сундука, но на этот раз Гарри не разбрасывал в безумстве вещи. Он тихо сидел на полу, вытянув ноги, прижав к себе Снаффлза, и смотрел на странное письмо. Поттер качался взад-вперед, как умалишенный. Взгляд изумрудных глаз был пустым.
– Гарри? – спросил Северус, становясь на колени рядом с юношей. – От кого письмо?
– От леди, – ответил парень. – Она дала мне Снаффлза… и это письмо прислала она.
– Мне казалось, что Петуния не очень любила тебя, – спросил профессор зельеварения.
– Может, и нет, – горько ответил Гарри. Их Гарри. Тот, кого они узнали летом.
– Гарри? – в шоке произнесли оба слизеринца.
Изумрудные глаза сверкнули, и подросток ответил:
– А?
Все прекратилось, но теперь Драко и Северус точно знали, что настоящий Гарри был жив.

Поведение подростка несколько следующих дней озадачивало всех. Каждую ночь, он устраивал бардак у себя в комнате, продолжая что-то искать. Ни Драко, ни Северус даже и понятия не имели, что Гарри хочет найти – подросток не говорил им.
Снаффлз стал постоянным спутником юноши, когда он был в комнатах Снейпа, а письмо тети Петунии всегда лежало в тумбочке. И, несмотря на то, что Гарри целые дни проводил в обществе своих друзей, казалось, что мыслями он где-то далеко-далеко.

– Гарри меня пугает, – однажды признался Драко двум гриффиндорцам, когда они втроем следили за Гарри, который неподвижно сидел перед камином, уставившись в огонь.
– Меня это уже не пугает, – ответил Рон. – Он вел себя точно также… после смерти Сириуса.
– Да, – заметила Гермиона. – Гарри был очень тих, он мог сидеть неподвижно буквально часами. И ничто не помогало – мы никак не могли развеселить его.
– Ты думаешь… Он сам возвращается… к себе настоящему? – спросил Драко. – Иногда, он говорит совсем как… тот Гарри Поттер, который еще не подвергнулся атаке Волдеморта.
– Может быть, – произнесла девушка. Тут Гарри заметил, что за ним наблюдают. Он подошел к друзьям, прижимая к себе Снаффлза.
– Что такое? – спросил Драко.
– Я устал, – ответил подросток.
Драко нахмурился: это было еще одной вещью, которая его пугала. Гарри начал спать все больше и больше, и подросток очень быстро уставал.
– Уверен? Ты сегодня много спал, – заметил блондин, вставая. – И практически ничего не ел.
– Уверен, – сказал Гарри. – Я просто устал.
– Ладно, пошли.
Подросток еле дотащился к себе в комнату, стянул с себя обувь и упал на кровать. Драко смотрел, как закрылись изумрудные глаза, а их хозяин уснул крепким сном за пару мгновений.
– Гарри исключительно быстро заснул, – заявил Драко, вернувшись к Рону и Гермионе, которые сидели, переплетя руки. Услышав голос блондина, девушка тут же покраснела, а Уизли сжался, ожидая уничижающий комментарий Малфоя. Но они его не получили.
– У Гарри и раньше такое бывало, – ответил Рон. – Ну, раньше, когда… ты понимаешь. Он мог упасть в обморок, как будто не спал несколько недель.
Драко посмотрел на закрытую дверь. Он очень хотел знать, что происходит.

URL
2011-09-12 в 18:59 

Фалмари
Нужно обладать гением или уметь обходиться без него. Вольфром (Из книги «Афоризмы»)
…Пока Гарри еще находился под защитой магии крови, подросток однажды напился на пару с Дадли. Их вдвоем оставили дома, пока взрослые ушли на званый обед. Дадли почему-то тоже отказался идти в гости к другу в тот день.
Гарри сидел в своей комнате, уставившись на фотографию Сириуса. Мишка Снафллз был спрятан недалеко от юноши.
Поттер не стал возмущаться, когда Дадли завалился к нему в комнату и предложил выпить. Подросток хотел забыть боль утраты. Хотел забыть, что его крестный мертв. Единственный, к кому он относился, как к отцу.
Они тогда пили виски, которое Дадли стащил из гостиной. Вернон так и не заметил пропажи. Парни медленно набирались, и вскоре Гарри спросил, почему кузен решил выпить. Тогда тот пожал плечами и сказал:
– В тринадцать лет я впервые попробовал алкоголь, а потом…
Это удивило Гарри. Он никогда не видел кузена пьяным. Увидев удивление на лице юноши, Дадли взъерошил ему волосы и сказал, что никогда не стал бы пить в компании того, кто мог бы рассказать об этом. А потом младший Дурсль спросил, почему собственно пьет Гарри. Тогда Поттер рассказал, что он хочет забыться.
– Ну, тогда поднимем бокалы, – ответил Дадли.
Убийственная головная боль на следующий день не была настолько ужасна, ведь он всю ночь не вспоминал о своей потере. И пусть все события были окутаны туманом. Пусть он немного жалел о том, что так и не решился украсть у тети Петунии болеутоляющие таблетки. Пусть. Главное, что он хотя бы на одну ночь забыл о смерти Сириуса…

Когда Рон и Гермиона услышали глухой стук, Драко нахмурился.
– Странно, сейчас же день, – сказал подросток.
– Что?
– Гарри каждую ночь устраивает беспорядок в своей комнате, но он никогда не делал этого днем, – сказал блондин и поднялся. – Пожалуй, стоит проверить, что он делает.
Два гриффиндорца последовали за ним. Малфой открыл дверь, и трое студентов заглянули внутрь.
Поттер смотрел на фотографию.
– Гарри? – произнес Драко, и к нему тут же повернулись печальные глаза. – На что ты смотришь?
– Сириус!
Подросток показал снимок, где Сириус с беспечной улыбкой махал рукой.
– Понятно… – сказал Драко. – Гарри, можно я спрошу?
– Конечно!
– Ладно… Тебе эти вещи сняться, а потом ты их ищешь, или как? – спросил блондин. Гарри смущенно посмотрел на него. – Ну… Ты так внезапно, с каким-то безумным упорством стал искать Снаффлза… Тебе снился о нем сон?
Гарри задумался на пару минут.
– Да… Мне приснился день, когда леди дала мне мишку…
– И про письмо тоже был сон?
– Да.
– А фотография?
– Я искал ее, – ответил черноволосый подросток. Этот снимок был единственной фотографией Сириуса после Азкабана. – Я скучаю по нему.
– Ты помнишь, кто это? – поинтересовалась Гермиона.
– Сириус, – ответил Гарри. – Сириус, Сири… Бродяга…

Голова просто раскалывалась от боли. Хогвартс успокаивал его, говоря, что все будет в порядке.
Что должно было быть в порядке? В его мыслях был хаос, юноша понятия не имел, что происходило. Что случилось? Все стало таким… далеким, когда он стал смотреть на фотографию Сириуса.
Мгновением спустя, Поттер потерял сознание.

Привет, Гарри. Это снова я. Просто дай всему идти своим чередом.

С ним будет все в порядке? Гарри ничего не видел, не слышал испуганные крики своих друзей, когда стал заваливаться набок, не чувствовал, как его тело ударилось о пол.
Голова просто чудовищно раскалывалась.

Глава восемь: Что же случилось с Гарри? Он вылечится окончательно, останется таким… или, может, умрет?

*Если дословно перевести Снаффлз с английского, получиться что-то вроде «Нюхач», «Чуятель». Так как это звучит ужасно, я решила остановиться на Снаффлзе. =))


Глава 8

Гарри снова проснулся в глубинах своего сознания.
– Что случилось? – спросил юноша.
Я не уверен. Похоже, Волдеморт навредил твоему разуму сильнее, чем мне казалось. И поэтому у тебя дела идут не так хорошо, как я ожидал.
– Так… И что мы будем делать?
Все, что мы можем – ждать. Больше ничего сделать нельзя.
Ожидание. Гарри ненавидел его больше всего.
Не хочешь поиграть в шахматы?
– Ну, вряд ли здесь есть другие развлечения, – пробормотал подросток.

Поппи проверила состояние Гарри и сказала:
– Я не могу найти никаких нарушений. Он просто не просыпается.
Драко удивленно посмотрел на спящего подростка, а затем перевел взгляд на целителя.
– Никаких нарушений? Вы уверены? – спросил блондин.
– Да, он ведь сжимал голову перед тем, как упал, – заметила Гермиона.
– Тогда я проведу еще несколько проверок.
Медсестра махнула палочкой, пробормотала какие-то слова и направила кончик палочки на пергамент. А нем тут же появился текст. Женщина повторила свои действия пять раз, каждый раз произнося разные слова, и получая разные тексты. Перечитав их, мадам Помфри нахмурилась.
– Ничего необычного, – наконец, сказала ведьма. – Никаких нарушений.
Гермиона посмотрела на нее, а потом на Гарри. Девушка взяла Гарри за руку:
– Но тогда почему он не просыпается?
– Я не знаю, – ответила Поппи.
Тут открылись двери, и появились Альбус и Северус.
– Что случилось? – спросил у подростов профессор зельеварения.
– Гарри говорил, а потом вдруг обхватил голову руками и потерял сознание, – объяснила Гермиона. – Мы немедленно отправили его в Больничное Крыло, так как никак у нас никак не получалось привести Гарри в сознание.
– И у него никаких проблем со здоровьем? – спросил мужчина.
– Ни малейших, – ответила медсестра. – Поэтому я ничего не могу сделать. Остается только ждать.

– Ты ведь не хочешь пропустить Рождество? – спросил Драко у спящего подростка. – Мы не сможем насладиться праздником, какими бы хорошими не были подарки, и какой бы вкусной не была бы еда. Рождество без тебя будет грустным.
Гарри не проснулся. Блондин сел на кровать и нежно провел рукой по лицу брюнета.
– Пару дней назад ты был в отличном состоянии, – пробормотал Драко и сжал руку Гарри. – И теперь мы снова там, откуда начинали. Сев мало показывается на людях, Гарри. Он не хочет, чтобы мы видели его печальным. Но я-то знаю правду.
Никакого ответа. Драко даже не мог сказать, что разочарован.

Северус попытался сосредоточиться на выставлении оценок, но у ничего так и не получилось. Профессор ужасно волновался из-за Гарри, да еще и из-за Драко. Блондин ходил на уроки, делал домашнее задание, но при этом каждую свободную минуту он посвящал Гарри. Единственный, с кем Малфой искренне общался, был бессознательным человеком. Это было плохо, но как Северус не пытался поговорить с Драко, тот его не слушал. Гарри стал настолько неотъемлемой частью жизни Драко, что без него белокурый маг буквально умирал.
Профессор зельеварения убрал перо и протер глаза. Они оба покидали его. Сначала Гарри, а теперь и Драко. Малфой стал для брюнета намного ближе чем друг, чем брат…
И теперь, когда Малфой ничего не мог сделать для Гарри, с каждым мгновением комы Драко медленно брел к смерти.

Гермиона исключительно аккуратно мыла волосы черноволосого подростка, придерживая голову Гарри, так, чтобы шея напрягалась как можно меньше. Рон ушел за новой одеждой для их друга.
Прошло уже две недели, но состояние Гарри не изменилось. Он все еще спал, совершенно не двигался и вообще не подавал никаких знаков, что все еще разумен.
Девушка отрешилась от мыслей и высушила волосы заклинанием. Гермиона нежно положила голову Гарри на подушку.
– Эй.
Она обернулась и увидела Рона со свертком одежды в руках.
– Драко дал мне одежду.
Гриффиндорцы стали методично одевать Гарри. Вскоре подросток оказался в мягком зеленом джемпере и черных штанах.
– Это так страшно, – сказала Гермиона. – То, что он лежит и ничего не делает. То, что наши слова, кажется, не доходят до него.
– Я знаю, – ответил Рон. – Но мы же о Гарри говорим. Он обязательно проснется. – Уизли взял руку девушки в свою. – Ну же, Гарри ведь никогда не сдается. Так что все будет хорошо.
– Ты прав.

Драко положил Снаффлза на кровать рядом с Гарри. Блондин сказал:
– Знаешь, сегодня такая хорошая погода. Даже не вериться, что уже конец декабря. Снег пока не пошел, но Гермиона говорит, что это не надолго. Она с Роном – очень милая парочка, только спорят постоянно. Очень странные маги, по правде.
Малфой сел и взял в руки мишку. Драко посмотрел на него и продолжил:
– Сев продолжает грустить. Он волнуется из-за нас обоих. Наверное, у него достаточно причин. Я не особо общителен последнее время. Но они того не стоят. Как иначе, ведь мне все говорят, что общаться с тобой – глупость, что ты в коме и ничего не слышишь. Но я продолжаю приходить к тебе. Так или иначе… Я буду говорить с тобой, пока ты не проснешься.
Блондин не заметил, как дрогнули ресницы Гарри.

– Когда люди в коме, им сняться сны? – спросил Гари.
Почему ты спрашиваешь?
– Мне интересно, сон это или нет.
Почему?
– Иногда, я слышу голос Драко, который рассказывает мне что-то, – произнес подросток.
Может быть, это действительно он, – заметил «второй» Гарри. – Ты четко слышишь его?
– Иногда – да, иногда – нет. Прямо сейчас, я едва различаю его голос, – сказал Гарри. – Так, будто он очень далеко от меня.
Считают, что людям в коме помогает, если с ними разговаривают. Вполне вероятно, что его слова помогут тебе быстрее прийти в себя.
– То есть, все что я должен сейчас сделать, - это проснуться?
Да.
– Но почему тогда у меня это не получается.
А вот это, мой милый Гарри, я все еще пытаюсь понять.

URL
2011-09-12 в 19:01 

Фалмари
Нужно обладать гением или уметь обходиться без него. Вольфром (Из книги «Афоризмы»)
Северус закрыл дверь и посмотрел на блондина на кровати. Малфой внимательно читал какой-то старый фолиант.
– Здравствуй, Драко.
Малфой положил закладку между страниц и закрыл книгу.
– Привет, Сев.
– Что ты делаешь? – спросил профессор зельеварения, подходя к подростку.
– Ищу.
– Что?
– Сняться ли сны, если человек в коме.
– Почему тебя это заинтересовало?
– У Гарри пару раз дрогнули ресницы.
Северуса посмотрел на спящего брюнета. Он увидел, что тот немного нахмурился.
– Может, ему и правда сняться сны, – сказал мужчина.
– Я уверен в этом... Надеюсь, что это не кошмары.
– Будем верить, – сказал Северус. – Драко, пожалуйста, пойдем со мной. Тебе надо пообедать, а потом поспать.
– Но я хочу остаться с Гарри, – ответил Драко.
– Я знаю, но ты должен не забывать о себе, – сказал профессор зельеварения. Мужчина погладил блондина по голове и продолжил:
– Ты пугаешь меня не меньше Гарри.
Драко обреченно отложил книгу.
– Драко, ты боишься, что он исчезнет, если ты уйдешь?
– … Я боюсь, что, вернувшись, обнаружу тело, но не душу.
Зельевар обнял Драко и сказал:
– Я понимаю.

Северус нежно крутил руку Гарри, разминая мышцы и массируя сухожилия ладони. Гарри долго лежал неподвижным, поэтому профессор старательно разрабатывал мышцы, чтобы они снова не потеряли силу.
Зельевар уже закончил с ногами и грудиной, поэтому перешел к рукам и шее. Мужчина напоследок сжал ладонь Гарри в кулак, и аккуратно положив руку, перешел к другой. Тихое дыхание Гарри казалось музыкой, давая знать, что подросток, который стал для него родным, продолжал бороться за свою жизнь.

Тихое биение. Еле слышное, но различимое. Тепло вокруг. Кажется… Кажется, это была рука, которая обнимала его. И сердце, которое билось прямо под ухом. Не его сердце.
Гарри не был уверен, сниться ему происходящее или нет. Он пытался двигаться, но это было так тяжело. Казалось, что он нежиться в уютном коконе из одеял и совершенно не собирается из него выбираться. Но разве он хотел такого… вечного существования? Раньше, когда мир еще не померк?
Настойчивые прикосновения возвращали его в реальность. И голос. Тихий, нежный. И чувство, словно по волосам водят ласковой рукой.
Это было хорошо.

Дракон посмотрел на Гарри и задохнулся от шока.
Черноволосый подросток улыбался.

Ты просыпаешься.
– Я? – спросил Гарри, подняв взгляд от книги.
А кто еще? Разве ты не заметил, что иногда слышишь Драко?
– Бывает, – сказал подросток и закрыл книгу. – Иногда… я даже чувствую его. Ну, когда он расчесывает мне волосы… или держит за руку.
Отлично. Сосредоточься на этих ощущениях. Постарайся сделать их реальностью.
– Почему я начал просыпаться?
Точно не знаю. Думаю, тебе помогли Драко и Северус. Точнее, они заботились о твоем теле, а сейчас твой разум, наконец-то, почти пришел в норму. Так что в следующий раз просто плыви по течению.… Не бойся.

Это случилось через несколько дней. Знак, которого все ждали.
Первой его увидела Гермиона, и ее глаза от шока распахнулись. Книга, которую она читала, с громким стуком упала на пол.
– Миона, что случилось? – спросил Рон. – Миона?
– Смотрите… – сказала девушка. – Смотрите, оба!
Рон и Драко перевели взгляд на Гарри.
Его пальцы шевелились. Драко выронил все, что держал в руках, и через мгновение оказался у постели подростка. Рон и Гермиона не сильно отстали от него.
– Гарри? – спросил блондин.
Брюнет слабо повернул голову и попытался открыть глаза. Гермиона сжала его ладонь своей и ладонью Рона. Оба гриффиндорца чувствовали ответное пожатие Гарри. Рон переплел ладони с девушкой. Друзья увидели, как Гарри медленно шевелит рукой.
Дракон взял в руки вторую ладонь, пальцы которой тут же крепко сжались. Блондин улыбнулся.
– Ну же, Гарри, проснись для нас, – сказала Гермиона. – Открой глазки.
Ресницы снова вздрогнули, а потом стали медленно открываться глаза. Рон тут же притушил свет, и впервые за последние 2 месяца Гарри посмотрел на друзей.
Те задержали дыхание. Каким будет их Гарри?
– Драко, – хрипло спросил брюнет. Несмотря на то, что он долгое время не разговаривал, ему все же удалось достаточно четко выговорить имя.
– Гарри.
Рон наколдовал стакан вода, и блондин помог подростку привстать. А Гермиона пока убежала за мадам Помфри. Брюнет выпил немного воды, чувствуя, как приятная прохлада спускается по горлу. Это было так хорошо.
Гарри просто отлично чувствовал себя, даже если все его тело болело. И самым лучшим было то, что…
Он помнил.
Как только Поттер закончил пить, Поппи ворвалась в комнату в сопровождении Гермионы.
– Здравствуйте, мадам Помфри.
Он вернулся.

Северус, задыхаясь, вошел в комнату.
– Северус.
Голос принадлежал не Драко. Слова произнес Гарри. Мерлин, как он соскучился по этому звуку.
– Гарри!
В комнате было только трое: Северус, Драко и Гарри. Черноволосый подросток сидел на кровати, опираясь на подушки. И главное – это был Гарри Поттер. Он не был маленьким ребенком, которого они учили говорить, ходить и тому подобное. Это был настоящий Гарри.
Мужчина оказался у кровати, обнимающим подростка, быстрее чем, кто-то понял, что Северус вообще двигался. Гарри тихо рассмеялся, крепко прижавшись к магу:
– Прости, что заставил вас так беспокоиться.
– Главное, что сейчас ты с нами, – ответил Северус. – Но лучше, больше не поступай так, иначе боюсь, мое бедное сердечко может не выдержать.
– Постараюсь, – сказал подросток, когда его выпустили из объятий.
– Ты помнишь? С твоим разумом точно все в порядке?
– Ага, – уверенно произнес Гарри. – Наверное, это было странно, возиться со мной… таким.
– Нет, все было нормально, – сказал Драко. – Хотя, ты знаешь, насколько упрямым ты оказался?
– Ну… Не думаю, что все так плохо?
– Еще хуже, – улыбаясь сказал профессор зельеварения. – Ты действительно хорош в том, чтобы сводить людей с ума своим упрямством!
– Хм… Мне жаль?
– Я еще ты заставил меня хорошо вести себя с Роном и Гермионой, – добавил блондин.
– Что?

Гарри прислушивался к тому, как мадам Помфри прогоняла назойливых студентов, которые хотели пожелать ему скорейшего выздоровления. Юноша принимал посетителей целый день и к вечеру сильно вымотался.
Брюнет смотрел в окно на падающий снег. Он знал, что проснулся как раз под Рождество. Драко пошутил даже, что Гарри просто не хотел остаться без подарка.
Поттер знал, что это Драко и Северус разбудили его. Они были с ним все время, они хотели, чтобы он жил. Нет, конечно, очень многие хотели, чтобы он был жив. Вот только маги хотели жизни для Мальчика-Который-Выжил, Рон и Гермиона – для своего лучшего друга. Уизли – как для друга семьи. И только Драко и Северус хотели, чтобы он вернулся в их семью: маленькую, но дружную. Гарри рассеянно гладил свитер, который ему одолжил Драко, который, несмотря на то, что был больше чем надо на пару размеров, ужасно нравился брюнету.
Поттер услышал, как разговаривают Поппи и Северус, вероятно о том, чтобы вернуть его в комнаты профессора зельеварения. Гарри не терпелось покинуть Больничное Крыло, ведь он так много времени провел в нем.

Рождественское утро
Северус проснулся и открыл глаза. Привыкнув к полумраку комнаты, он по привычке прислушался к происходящему вокруг, и улыбнулся, услышав разговор из гостиной. Маг быстро оделся и вышел из комнаты.

Гарри сидел на коврике перед камином, укрывшись пледом, с взъерошенными ото сна волосами и немного усталым, но, тем не менее, невероятно счастливым видом. Драко умостился рядом. Подростки пили горячий шоколад с булочками.
– Начали без меня? – спросил Северус.
– Нет, мы только пришли, – ответил Драко. – Держи, твое кофе!
Блондин протянул чашку, и профессор, сев на пол рядом с детьми, с благодарностью принял горячий напиток. Гарри зевнул и отпил еще глоток шоколада. Северус не мог не заметить насколько худым стал подросток.
Но Поттер выглядел счастливым. И это было главным. У него еще будет время, чтобы вернуть тонус мышцам. Так что пока подросток счастлив, Северус тоже доволен.
– Подарки еще не открывали? – спросил мужчина.
– Нет, мы решили подождать тебя, – ответил Гарри.
– Ага, представляешь, я еще не получил и малюсенького подарка! – умильно проскулил блондин.
– Драко!
– А что? Не правда, что ли?
– Хей, это не я не хотел вставать. Это ты не хотел просыпаться.
– Замолчи!
Северус улыбнулся, наблюдая за подростками: они вели себя как маленькие дети. Наконец, Гарри не выдержал:
– Так или иначе, – сказал он, – мы пока еще ничего не открыли.
– Тогда, наверное, пора начинать. – Все открывать еще рано, а вот парочку…
Малфой взял из-под елки несколько, самых близких к нему коробок (да, Гарри и Драко удалось убедить Летучую Мышь Подземелий поставить в комнатах Рождественскую Елку). Блондин положил подарки и стал просматривать подарочные карточки.
– Для начала: «Северусу… от Альбуса».
– О Мерлин, надеюсь, это не тот ужас, что был в прошлом году! – простонал Снейп, принимая сверток.
– Может быть, нечерная одежда? – невинно спросил Гарри.
– У меня есть нечерная одежда!
– Ага, – рассмеялся блондин. – Одна мантия настолько темно-зеленая, что кажется черной, вторая – темно-синяя до такой степени, что выглядит черной, и еще одна черная с тоненькой зеленой каймой. Ага, у тебя и вправду есть нечерная одежда.
– Молодой человек, я бы попросил… – произнес Северус и пригрозил пальцем юноше. Драко в ответ показал язык.
Подарок оказался двумя книгами по зельям, и Северус с облегчением признал, что в этом году подарок вполне приемлем. Потом маг с интересом наблюдал, как Драко и Гарри открыли подарки Нарциссы. Это были мантии, причем у Поттера одежда оказалась насыщенного зеленого цвета.
– Она думала о твоих глазах или пыталась показать, насколько ты слизеринец?
– Думаю, второе, – заметил Гарри. – Глянь на эту серебряную окантовку. Рон ужасно взбесится, когда увидит эту мантию… Пожалуй, стоит одеть ее сегодня!
Слизеринцы радостно рассмеялись.

URL
2011-09-12 в 19:01 

Фалмари
Нужно обладать гением или уметь обходиться без него. Вольфром (Из книги «Афоризмы»)
Уизли действительно разозлился, и Гермионе пришлось успокаивать своего парня. Фред и Джордж стали весело тискать Гарри (близнецы специально приехали домой на Рождество, и поэтому Поттер попросил Добби, чтобы тот следил за едой – вдруг там окажется что-то лишнее). Близнецы в один голос сказали:
– Отличная мантия, наш мародерский партнер, действительно отличная! Особенно учитывая, насколько она понравилась крошке Ронни!
– Мародерский партнер? – удивленно спросил Северус, выгнув бровь.
– Понимаешь… – замялся подросток. – Я… отдал им свой выигрыш в Тремудром Турнире…
– И огромное спасибо тебе за это, хороший человек! – сказал Фред. – А теперь, давайте уже пойдем есть!
Они были в Норе, Северус, Драко и Гарри решили остаться в гостях на ночь, прежде чем вернуться в Хогвартс вместе с Гермионой и Роном. Столовая была просто забита людьми, но это и не мудрено – в доме собралась вся семья Уизли, некоторые члены Ордена и друзья семьи.
– Кто этот тут у нас! – сказал Тонкс, взмахнув ярко-розовыми волосами. Ремус же крепко обнял подростка и нежно поцеловал в лоб, прежде чем отойди в сторону и дать возможность остальным гостям поздороваться с Гарри. Нимфадора тут же приобняла оборотня за талию, на что Северус удивленно выгнул бровь.
– Только не говорили, что не знал о них! Они же встречаются уже около недели, – сказал Драко.
– Нет, не знал.
– Ну, теперь знаешь.
Обед был замечательным, как всегда, когда готовила Молли, и стол ломился от разнообразных блюд. Женщина накладывала Гарри еду, и у подростка все сильнее возникало желание вернуться к своему детскому поведению: спрятать голову в изгибе шеи у Драко, показывая, что он уже наелся. НО Поттер сдерживался и продолжая медленно жевать, прислушиваясь к чужим разговорам. Маги общались радостно и свободно, ведь их миру больше не угрожал Волдеморт. Гарри же волновал один важный вопрос. Поэтому он вновь нырнул в свое подсознание…

Он раз за разом пытался вспомнить, что случилось в его сознании. Но у подростка ничего не выходило. И тогда он пробовал снова…
Не надо. Не пытайся.
– Почему нет?
Потому что ты не знаешь. И я не знаю. Никто не знает. Ты справился – и точка. Это единственное, что имеет значение. А теперь вернись к своим друзьям – они волнуются. Вернись в свой мир. А я буду ждать тебя здесь, если вдруг понадоблюсь тебе…

Гарри поднял взгляд и увидел, что Гермиона, Рон и оба слизеринца внимательно смотрят на него. Гарри прижался к Драко:
– Бисквитов больше не осталось?

– Вы уверены? – спросила Молли. – Фред и Джордж привыкли спать на одной кровати и для них это не составляет проблем, но вот вы…
– Мы тоже уже привыкли к этому, – с очаровательной улыбкой заметил блондин. – Не волнуйтесь, что Гарри свалиться с кровати. Обычно это он опрокидывает меня на пол.
– Я так не делаю! – возмутился Гарри, отводя взгляд от шахматной доски.
– Вот только не надо! – сказал Драко. – Я знаю лучше, в конце концов именно меня ты сталкиваешь с постели.
Гарри высунул язык и вернулся к игре.

Молли с удивлением смотрела, как Северус готовит 2 чашки горячего шоколада и чашку чая, прежде чем поставить их а поднос. Артур с не меньшим поражением смотрел на мага.
– Северус? – наконец спросила Молли. – У тебя был тяжелый день? Разве ты не идешь спать?
– Ну, это уже нечто вроде традиции, – ответил Северус, поднимая поднос. – Я, Драко и Гарри обычно болтаем немного перед сном. Мальчики всегда требуют горячий шоколад, а я предпочитаю перед сном пить чашку черного чая. Спокойно ночи.
Зельевар вышел из кухни, и Молли с Артуром услышали скрип половиц, когда Снейп стал подниматься по лестнице.
– Он и в правду изменился, – пробормотала женщина.
– Это ведь не плохо, не так ли? – с улыбкой спросил Артур.

Гарри лежал с открытыми глазами, а у него за спиной, крепко прижавшись, сопел Драко. Подросток оглядел комнату: они с Малфоем спали на кровати Фреда, в то время как сам Фред спал с братом. Близнецы крепко спали, обернувшись одеялами. Гарри улыбнулся от увиденного.
Подросток глубоко вздохнул и закрыл глаза. Этот год будет другим. Все, что случилось, начиная с лета, слишком изменило его.
Поттер не хотел возвращаться в школу. Он не хотел сидеть в Большом Зале, и играть роль беззаботного студента, ведь он не был таким без уюта и заботы его семьи. Гарри боялся того дня, когда должен был вернуться к учебе.
Юноша повернулся и спрятал лицо на груди у Малфоя, ища защиту и поддержку.
– Гарри?
Сонно спросил Драко, смотря на черноволосого подростка. Блондин крепче прижал к себе брюнета.
– Что такое? – спросил Малфой.
– Я не хочу возвращаться в Хогвартс. Не хочу снова быть Гарри Поттером, – сказал подросток. – Я просто не могу…
Малфой замолчал на пару минут, и Гарри обреченно закрыл глаза.
– Мы справимся с этим, – сказал блондин, обнимая расстроенного юношу. – Я и Сев всегда восхищались твоим упорством. Но пойми ты не один больше. Мы будем с тобой.
Гарри закусил губу и кивнул.
– А теперь спи. Тебе это явно нужно.
– Я не делал ничего другого, кроме сна, уже несколько месяцев, – со смешком ответил Гарри.
– И что? Ты уже еле ворочаешь языком.
Гарри моргнул и заметил, что у него действительно слипаются глаза. Драко ласково улыбнулся и сказал:
– Спи. Не думай о проблемах, они будут завтра. И именно тогда мы с ними и будем разбираться.
Поттер согласно кивнул. Интересно, был бы Драко таким как сейчас, если бы Волдеморт не повредил его разум? Хотя, это все было уже не важно, ведь Гарри, наконец, нашел свою семью. И поверил, что у него будет счастливое будущее.
Его выздоровление прошло успешно. И теперь он готов бороться за свою свободу от мнения общества.

Конец

ВСЕ. ))))

URL
2011-09-12 в 20:40 

LeimuZ
Спасибо!)))

2011-09-13 в 12:39 

rju10
Что бы с вами ни случилось — ничего не принимайте близко к сердцу. Немногое на свете долго бывает важным
а я на СФ вчера прочитала
Понравилось как переведено

2011-09-13 в 23:46 

Krigsmahtana
Suum cuique
пасиб!!! :white:

2011-09-14 в 06:20 

спасибо

2011-09-18 в 01:29 

kates
ухошлеп и флинтогрыз
спасибо за перевод такого чудесного фика :white:

2012-01-28 в 15:36 

tixaia zavodi
Жизнь очень простая штука, если специально не усложнять.
Спасибо за перевод этого прекрасного фика!!!:red:

   

Falmari

главная