Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
01:06 

Гармония Крайностей

Фалмари
Нужно обладать гением или уметь обходиться без него. Вольфром (Из книги «Афоризмы»)
Название: Гармония Крайностей
Автор: Dragonfly_lily
Оригинал: The Balance of Extremes
Переводчик: Фалмари
Пейринг: ГП/ДМ.
Рейтинг: общий R, но есть немного NC-17.
Жанр: Romance, Humor/Parody, Drama, Mystery
Тип: Слеш
Размер: Миди
Статус: Закончен
Дисклеймер: Все права на героев у Дж.Роулинг, оригинал принадлежит автору, ну, а данный перевод – Фалмари.
Аннотация: Гарри веселится на вечеринке, и просыпается в объятиях того, с кем никогда не переспал бы…
Предупреждения: не графический MPREG

Написано на Фест "Лабиринты Времени" СФ. Тема: "Привет из будущего"


Было утро. Гарри понял это по безумно яркому свету в комнате. Юноша тихо застонал от боли в голове, решив, что не стоило так много пить на вечеринке восьмикурсников, как любили говорить гриффиндорцы. Праздник решили устроить Дин и Симус, в честь начала зимних каникул.
Гарри убил Волдеморта восемнадцать* месяцев назад, как раз перед своим 24 днем рождения. Он вместе со многими своими однокурсниками боролся бок о бок против Пожирателей и Лорда, и после победы они решили закончить обучение в Хогвартсе. Даже слизеринцы продолжили учебу, за исключением Драко Малфоя, которого, после смерти Дамблдора девять лет назад, никто не видел, и Дафны Гринграсс с Теодором Ноттом, которые боролись на стороне Волдеморта. Оба подростка были в Азкабане на пожизненном заключении. Во время войны погибло много магов: Снейп, Захария Смит, Чо Чанг, близнецы Патил, Блейз Забини, Флер Уизли, Джастин Финч-Флечли и бесчисленное множество других волшебников.

Внезапно Гарри почувствовал, как вокруг его талии обвилась рука, и теплое тело прижалось к нему со спины. Ухмыльнувшись, Поттер понял, что провел ночь куда веселее, чем думал! Джинни, как это ни странно, поддержала юношу, когда тот рассказал друзьям правду о своей ориентации. Возможно, причина была в том, что Невилл относился к ней как к принцессе и безумно романтично признался в любви. Мисс Уизли, как и любой девушке, очень понравилось быть в центре внимания. Гарри же был благодарен ей за поддержку.
Поттер вжался в тело сзади и почувствовал, как возбужденный член потерся о его ягодицы. Руки на талии напряглись, и около правого уха раздалось:
– Доброе утро.
Не узнав голос, Гарри застыл. Голос был глубоким и чувственным, и не напоминал ни о ком, кто был на вечеринке. Если подумать, Поттер вообще не мог вспомнить большую часть прошедшей ночи.
– Доброе, – ответил Гарри. Его партнер стал целовать шею и посасывать ухо. Гарри не мог не застонать и прижался попкой к члену сзади. Юноша был сонным и собирался насладиться происходящим, даже если он и не помнил, с кем делит постель.
Голос спросил:
– Ммм, ты думаешь, у нас есть время?
– Я никуда не спешу, – хихикнул Гарри. Его собственный член быстро наливался кровью, и объятия этого незнакомца были самым приятным и уютным, что случалось с ним за последнее время.
Парень, посасывающий мочку Гарриного уха, спросил:
– Дети еще спят?
Эта фраза очень удивила Гарри. Он с трудом представлял того, кто мог бы назвать 25-летних оболтусов «детьми».
– Мне плевать, чем они занимаются.
–Ты быстро изменишь свое мнение, когда они проснуться и зайдут к нам в комнату в самый неподходящий момент.
Кем же был его партнер? Гарри уже собирался повернуться к нему лицом, когда тот еще сильнее прижался к нему членом, и Поттера перестало интересовать что-либо кроме тепла тела и ласк.
– Ты вставал из-за ребенка этой ночью? Я не слышал плача, – спросил голос, не прекращая ласкать Гарри. Парень оказался настолько хорош в этом, что брюнет не то, что ответить на вопрос не смог. Он его даже не услышал.
Парень стал гладить задницу Поттера и пробормотал:
– Ох, это так хорошо.
– Ммм, – согласно простонал Гарри, когда его тело стало буквально гореть от наслаждения. Гарри казалось, что он не кончал уже целую вечность, судя по тому, как быстро он шел к разрядке. Но это было странно, ведь, если они оказались в одной постели, они наверняка переспали после вечеринки.
– Тише! – прошептал голос. Парень прекратил ласкать Гарри и спросил:
– Хочешь перевернуться и подготовить меня, или продолжим так…?
– Продолжай! – выдохнул Гарри, не уверенный, что сможет сделать что-либо в таком состоянии.
Спиной юноша почувствовал приглушенный смех его партнера.
– Ну, тогда тише! Я не хочу разбудить детей!
Голос уже второй раз упоминал детей. Эта фраза заинтересовала Гарри, даже не смотря на то, что он задыхался от желания и страсти. Поэтому Поттер повернулся, и застыл, увидев светлые волосы и серебристые глаза, подернутые дымкой наслаждения.
– Мал… Малфой? – спросил Гарри.
– Поттер! – застонал блондин и закрыл глаза, перекатившись на спину. – Передумал? Тогда подготовь меня, быстрее. Не думаю, что смогу долго продержаться.
Гарри шокировано уставился на парня в его постели. Что, Мерлина ради, происходило? Где они? Беглый осмотр показал, что они не в Гриффиндорской Башне, и даже не в слизеринских подземельях.
Драко застонал и соблазнительно выгнулся.
– Давай уже, Гарри. Возьми мою палочку, она на столике.
Гарри подскочил на кровати и прижал к себе подушку, в тщетной попытке прикрыться.
– Малфой! – завопил парень. – Что тут твориться?
Драко сел и зашипел.
– Заткнись, Гарри! Ты же не хочешь, чтобы проснулся… – тут послышался громкий вопль, – …ребенок.
– Ребенок? – закричал Поттер.
Но Малфой не обратил на него внимания. Он оделся и подошел к какой-то связке розовых одеял.
– Шшш, Цисси, шшш, – услышал Гарри.
Поттер пораженно уставился на блондина.
– Цисси? – в ступоре произнес Гарри.
– Только не начинай сначала, Поттер, – ответил Драко. – Давай не будем опять ругаться. Ты знал, что я именно так собираюсь назвать нашу дочь. В конце концов, имена мальчикам выбирал ты!
У Гарри банально отвалилась челюсть. Что тут происходило, Мерлина ради?!
– Малфой, ты вообще о чем?
– Ты назвал мальчиков, Гарри, – вздохнул Драко. – Я думал, мы все решили. Когда мы женились, ты сказал, что я смогу выбрать имя для того ребенка, которого рожу.
Гарри ошалело покачал головой.
– Стоп! Какие дети? Малфой, ты что несешь? У меня нет детей! Что вообще происходит!
– Что ты имеешь в виду, спрашивая «что происходит»? Ты разбудил своими воплями Цисси, и если ты не успокоишься, то проснуться еще и Квентин с Сириусом, и наше тихое утро закончится, так и не начавшись, – сердито сказал Драко.
Но все, что Гарри заметил, это имя Сириус.
– Сири здесь?
– В своей комнате, я надеюсь, – сказал Драко. Блондин бросил на Гарри вопросительный взгляд и попытался вручить кричащий ворох розовых одеял.
– Успокойся, Гарри. Возьми Цисси, а я пока пойду сделаю чай.
Вопящий сверток оказался в руках Поттера, прежде чем у него оказалась возможность сбежать. Малфой же, подхватив одежду, выскочил из комнаты.
Гарри посмотрел на маленький розовый сверточек и с удивлением увидел в нем красивую, белокурую девочку с искривленным личиком. Малышка была удивительно симпатичной, и после пары минут воркования успокоилась.
– Ты и в правду моя?
– Конечно, глупый, – заявил Драко, входя в комнату с двумя чашками чая и бутылочкой чего-то, очень похожего на молоко. – Чья же еще?
Гарри подскочил, отнес малышку в ее кроватку и вернулся к Малфою.
– Что тут, дементор тебя побери, творится?
Драко откинулся на кровати и снял одежду, отвлекая внимание Гарри.
– Вернись в кровать, Гарри. Цисси будет спать следующие пару часов, а мальчики еще спят, – блондин похлопал по кровати рядом с собой. – Вернись в кровать и закончи то, что начал.
– Малфой, что с тобой, почему я здесь, что мы творим и какие такие «наши дети»?! – истерично спросил Гарри. Он облокотился на стену напротив Драко.
– Да, что с тобой, Поттер? Я здесь, потому что это моя спальня. Ты не говорил, что хочешь спать в одиночку! – прошипел Драко с сузившимися глазами. – И если ты еще помнишь, у нас три ребенка, двоих их которых родил ты, а третья спит с нами.
– Нет, нет, нет, – запаниковал Гарри. – Я не понимаю, что происходит, Малфой, но это не смешно.
– Что не смешно? – раздраженно спросил Малфой.
Гарри практически заорал.
– Это! Это глупая шутка! Я не знаю, чей это ребенок, но не мой точно, – Гарри бегло осмотрел комнату в поисках одежды. – Дай мне одеться, и я уйду. Но шутка глупая. Ха, ха. Ты меня подловил.
Драко встал с кровати и подошел к Поттеру. Гарри все еще продолжал отчаянно искать одежду, поэтому вздрогнул, когда Малфой обнял его со спины.
– В чем дело, Гарри? Ты меня пугаешь.
– Почему ты называешь меня «Гарри»? С чего ты взял, что тебе такое позволено? – спросил Гарри. Поттер продолжил искать одежду, заглянув даже под кровать и в туалет.
Драко пересек комнату и открыл потайную дверь.
– Вот, Гарри. Надень брюки, и я отвечу на любой твой вопрос.
Гарри быстро подобрал брюки, которые оказались абсолютно в пору, и надел рубашку, прежде чем сесть на кровати.
– Где мы? – спросил Гарри.
Дракон взглянул на него удивленно.
– Дома.
– У кого?
– У нас.
– У меня нет другого дома, кроме Хогвартса.
Дракон начал истерично смеяться, но прекратил, увидев взгляд Гарри. Малфой пополз к брюнету, но тот спрыгнул с кровати и стал мерить комнату шагами.
– Это – наш дом.
– Это что, какой-то идиотский розыгрыш?
– Почему ты снова и снова спрашиваешь это? – расстроено спросил Драко.
– Потому что я тебя уже девять лет не видел! Вчера я был на вечеринке в гостиной Гриффиндора, и хотя напился я знатно, тот факт, что я отец троих детей я как-нибудь запомнил бы.
Драко пораженно сидел на кровати.
– Что значит, не видел меня? Мы вместе уже 14 лет!
– Мы не вместе, – истерично ответил Гарри.
– Дай я разберусь. Последнее, что ты помнишь – это вечеринка в Хогвартсе?
– Да. Были каникулы, и мы с Роном решили… ну, как бы отпраздновать. И… больше ничего я не помню.
– То есть, если ты ничего другого не помнишь, значит, ты не помнишь, что я сделал на твой день рождения в том году?
– О чем ты? – смущенно спросил Гарри.
– Ни о чем, – ответил Драко.
Гарри не мог не заметить, что Драко выглядел словно кот, которого не отругали за вылаканную сметану.
– Так, ты помнишь Уизли, но не меня? – раздраженно заметил Малфой.
– Малфой, поверь, тебя я тоже помню.
– Хорошо, Гарри. Успокойся, и мы со всем справимся. Итак, ты был на вечеринке и…?
Гарри растеряно взлохматил волосы.
– Пил, ел, веселился… Не знаю точно, Малфой! Но проснулся я уже здесь.
– Так, мне нужно очень много чая, если мы собираемся продолжить этот разговор. А еще, почему бы не позвать Уизли, раз уж он последний, кого ты помнишь? – Драко встал и направился вроде бы в ванную. Но вместо этого открыл какую-то потайную дверь. Это оказался гардероб с более чем приличной одеждой. Блондин стал раздеваться, и Поттер смущенно отвернул дверь.
– Моргана тебя побери, Гарри, ты уже видел меня голым. Я ласкал твой член, ты… – разозлился Драко, но тут открылась дверь, и в комнату вошел маленький белокурый мальчик.
Гарри запаниковал, когда ребенок подошел к нему со словами:
– Папа, я голоден.
Малфой прекратил одеваться и стал заинтересованно смотреть на Поттера.
– Гм … я… гм…я не…
– Все в порядке, маленький. Просто папа чувствует себя не очень хорошо, Квентин, – вмешался Драко. – Я сделаю завтрак. Спустись вниз и посмотри телевизор, а мы скоро будем.
Квентин перевел взгляд с одного папы на другого и вышел из комнаты.
Малфой быстро пересек комнату и приложил палец к губам Гарри.
– Даже если ты и не помнишь его, я не позволю тебе расстроить его подобными высказываниями.
– Я не знаю, кто он, Малфой. Я не знаю, где я. Я не знаю, что происходит, – Гарри думал, что его жизнь больше не будет такой сумасшедшей, после того как он победил Волдеморта.
– Я понимаю… Правда понимаю это, – ответил Драко, отворачиваясь, что закончить переодевание. – Давай все же позовем Уизли?
После того, как Драко закончит одеваться, он, подхватив радио-няню, направился к выходу из комнаты.
– У тебя есть радио-няня? Разве это не обязанности эльфа?
Малфой яростно ответил:
– Ты не позволил мне завести домового эльфа!

Маги спустились по лестнице, и Гарри остановился у подножия лестницы из-за того, что маленький мальчик, предположительно его сын, сидел на расстоянии каких-то пяти футов. Квентин повернулся и улыбнулся ему, и Поттер не смог не улыбнуться в ответ.
Драко схватил Гарри за руку и потянул его на кухню.
– Завари еще чаю, пока я попытаюсь пригласить Уизли. Как чай делать ты хотя бы помнишь?
– Гррр, Малфой! – произнес брюнет, хватая чайник. – Чай заваривать я умею.
– Я – Драко, Гарри. Тебе стоит называть меня «Драко» перед детьми, иначе ты сильно смутишь их.
Гарри застыл.
– Хорошо… Драко, – Поттер начал заваривать чай, и совершенно не удивился, когда голос его лучшего друга оказался очень заспанным. Гарри не мог поверить тому, с какой надеждой он ждал Рона.
Драко вызвал не только Рона, но Гарри не заметил появления гостей, отвлеченный появлением другого мальчика, который был немного старше, чем Квентин.
– Сириус, – удивленно произнес Гарри.
У ребенка были темные непослушные волосы, и Гарри не мог не заметить, что они совсем такие же, как были у него в таком возрасте.
– Папа, – сказал Сириус и обнял Поттера. – Приготовишь мне завтрак из хлопьев?
– Конечно, – ответил Гарри так, словно подобное утро для него – само собой разумеющаяся вещь. – Если ты… хм… знаешь, где они.
Гарри был полон благоговейного страха перед своим старшим сыном, когда он услышал разговор Драко, Рона и еще кого-то.
Сириус отвлекся от приготовления хлопьев:
– Придет дядя Рон? А он возьмет с собой Эдварда?
Гарри обернулся за помощью к Драко, когда тот встал с колен и отряхнул одежду от сажи.
– Не в этот раз. Дядя Рон должен помочь мне и твоему папе. Отнеси, пожалуйста, хлопья Квентину.
– Хорошо, – ответил Сириус и вышел их комнаты, странно посмотрев на Гарри.
Не имея опыта в семейных делах геев, Гарри спросил:
– Хм… эээ… а как они называют тебя?
– Что ты имеешь в виду? – спросил Драко.
Гарри сглотнул.
– Они называют меня… папой… А как они называют тебя?
– Тоже папа.
– «Тоже папа»?**
Драко рассмеялся.
– Да, нет. Папа. Просто папа.
– О, – смущенно сказал Гарри. Он повернулся к камину как раз в тот момент, когда из него появилась женщина, похожая на Гермиону. Она была старше, чем ее помнил Гарри, но при этом все же оставалась удивительно похожей на его лучшую подругу.
Драко улыбнулся и поприветствовал гостей.
– Привет, Гермиона. Надеюсь, Адам не против, что я так рано вызвал вас.
– Ничего страшного! – сказал Гермиона. – Привет, Гарри! Думаю, ты меня помнишь. Так?
– Я помню вас всех, – рассеянно ответил Гарри. – Я только не помню, как оказался здесь.
– Или твои отношения с Драко, – добавила Гермиона, кивая на блондина.
Гарри нахмурился.
– Ну, и это тоже.
Огонь в камине снова вспыхнул, и из него появился Рон.
– Эй, друг! Каково это не знать, кто я такой, а?
– Рон, – вмешалась Гермиона. – Он не помнит только, как оказался здесь.
– А еще он не помнит меня. И детей, – грустно добавил Драко.
– Ах, как он посмел тебя забыть, – ухмыльнулся Рон.
– Уизли, тупой чурбан, заткнись! – засмеялся Драко.
Гарри удивленно уставился на них.
– С каких это пор они так хорошо общаются?
Гермиона внимательно посмотрела на Гарри и спросила:
– Что именно ты помнишь?
– Мы устроили вечеринку в гостиной Гриффиндора. Дин и Симус устроили праздник по просьбе Рона. Я довольно сильно напился, пошел спать и… проснулся уже здесь. Сначала, я решил, что просто переспал с кем-то, но…
– Сколько тебе лет, Гарри? – спросил Рон.
– Что значит, сколько? Нам всем по 25.
Драко тихо присвистнул.
– Ну, это определенно объясняет, почему он не помнит детей.
– Или ваших отношений, – добавил Рон.
– В чем деле? Сколько вам лет, тогда? – спросил Гарри у Драко.
– Истинный джентельмен никогда не назовет свой возраст, – важно ответил Драко, наливая всем чай.
Рон засмеялся и сказал:
– Ох, уж этот павлин. В этом году ему будет 40.
– Нам всем 40 лет? – недоверчиво спросил Гарри.
– Ну, мне почти 41. А в общем, - да, нам по 40, Гарри.
Маги расселись вокруг стола и медленно пить чай.
Тут Рон встрепенулся и сказал:
– Слушай, я, кажется, помню, о чем ты говоришь. Это было на наш восьмой год в Хогвартсе, да? Мы тогда в хлам напились, а потом…
–Рон, – вмешалась Гермиона. – Больше ни слова! Мы не знаем, как и почему Гарри оказался здесь. Но мы точно знаем, что это происшествие имеет какой-то значение.
– Погоди! Что ты помнишь? – спросил Гарри. – Может, это поможет мне вернуться.
– Нет, – ответила Гермиона. – Ты ничего не узнаешь, пока мы не поймем, как тебе вернуться. Пойми, это просто напросто опасно – знать будущее.
Гарри прислушался к ее словам. А потом он вспомнил комментарий Драко, когда прибыла Гермиона.
– А кто такой Адам? Твой сын?
Все засмеялись от такого вопроса.
– Нет. Он мой муж.
– Ты не жената на Роне? Кто такой Адам? Что вообще произошло?
– Нет, Гарри, мы с Роном не женаты. И… Ну, если тебе все еще 25 – то мы пока не встретили Адама, – дипломатично ответила Гермиона.
– Ох.
Рон повернулся к Драко.
– Он уже виделся с мальчиками?
– Ага. И Цисси тоже.
Рон рассмеялся.
– Ну, и как все прошло? Он спорил с тобой по поводу ее имени?
– Как ты догадался? – спросил Гарри, чувствуя себя, словно герой глупого розыгрыша.
– Ты не сильно изменился, Гарри. Я знаю тебя, я знаю, как ты ответил Драко в первый раз, когда он озвучил свой выбор имени.
– Обидно, – пробормотал Гарри.
Гермиона нахмурилась и спросила:
– Что именно?
– Тот факт, что все вокруг знают обо мне больше, чем я сам, – сказал Гарри, вставая и подходя к двери. Оттуда он мог видеть мальчиков, хихикающих на чем-то смешным в телевизоре.
Драко – единственный, кто последовал за ним.
– Эй, – сказал блондин и обнял Гарри за талию.
Поттер тут же подскочил.
– Что? – обиженно спросил Драко.
– Не трогай меня, – спокойно попросил Гарри.
Драко удивленно посмотрел на него.
– Почему?
– Ты не знаешь меня, Малфой.
Гермиона вмешалась в разговор:
– Гарри. Я знаю, ты не понимаешь, как оказался здесь, но Драко просто пытается помочь.
– Ты защищаешь его? – недоверчиво спросил Поттер.
– Гарри, пойми, – вздохнул Рон. – Мы просто пытаемся тебе помочь. В том числе и Драко. Он знает тебя лучше, чем кто-либо из нас…
– Он не знает меня! – зло ответил Гарри. – Ради Мерлина, Рон! Мы жили в одной комнате почти 15 лет!
– Друг, я уже не жил с тобой в одном доме столько же. Пойми же.
Гарри нахмурился.
– То есть, я здесь одинок. Никто из вас не знает меня. Ну, или по крайней мере, не помнит каким я был. А я… Я совсем не знаю вас.
– Пожалуйста, Гарри. Не говори так. У тебя есть дети, и я, и твои друзья. Мы все хотим помочь тебе.
Поттер грустно покачал головой и уставился на пол.
Гермиона расстроено закрыла глаза и сказала:
– Ну, мне надо идти домой. Адам скоро будет уходить на роботу, и его надо накормить завтраком.
– Ты серьезно? Ты заставляешь его завтракать? – спросил Гарри. – Это так…
– Она словно какая-то прилежная домохозяйка? – продолжил Драко, с трудом скрывая улыбку. – Я знаю. Это стало шоком для всех нас.
Гермиона рассмеялась и сказала:
– Ой, перестань!
– Ты разве сегодня свободна? – спросил Драко. – Мне казалось, что Министерство никогда не закрывается.
– Нет, – ответила Гермиона, предостерегающе смотря на Гарри. – Просто я не работаю с утра.
Гарри от удивления широко открыл рот.
– Ты работаешь в министерстве? Что ты там делаешь?
– Она…
– Молчи, Рон. Молчите, пока мы не поймем, с чем мы имеем дело, – уверенно сказал Гермиона. – На самом деле, не смейте никому ничего рассказывать. Особенно это касается детей.
Повернувшись к Рону, Гарри спросил:
– Это будет для меня слишком, если окажется, что ты – владелец Пушек?
Рон тут же покраснел.
– Ты..? Тебе принадлежат Пушки Педдл? – удивленно спросил Гарри.
– Нет! – вмешался Драко. – Не совсем.
Гарри почувствовал себя еще более одиноким. Он не знал, где он был, как он здесь оказался, а его друзья разговаривали о каких-то странных и невероятных вещах.
– Гермиона, Гарри не надо идти на роботу до следующего понедельника. Ты сможешь задержать его дома на больший срок? Может, что-то вроде каникул или отпуска? – тихо спросил Драко.
Женщина кивнула.
– Я надеюсь, к этому времени мы разберемся с ситуацией. Но если что, я позабочусь об этом.
Гарри резко повернулся к своей подруге.
– Что ты имеешь в виду, говоря: «Я позабочусь об этом». Кем я работаю?
– Не переживай, – ответили все трое в один голос.
Гарри нахмурился, но попытался успокоиться.

Драко ушел в гостиную, чтобы Сириус и Квентин попрощались с гостями. Мальчики с удовольствием послушались отца.
Когда Рон уходил, он сказал:
– Расслабься, друг. Я уверен, что со временем мы со всем разберемся. А пока просто наслаждайся общением с детьми. Они такие милые.
– О работе я позабочусь, – сказала Гермиона, крепко его обнимая. – Даже не вздумай переживать.
Гарри нахмурился.
– Если бы я еще знал, о чем именно мне не надо переживать.
После этого оба его друга ушли с обещанием вернуться на следующий день, а Сириус и Квентин отправились снова смотреть телевизор. На кухне остались только Гарри и Драко, которые неуверенно уставились друг на друга.
– Итак, я… – начал Драко.
– Может, мы перекусим? Пожалуйста? – одновременно с Малфоем сказал Гарри.
Блондин замолчал и посмотрел на Поттера.
– Тебе не надо просить, Гарри. Это и твой дом тоже.
Брюнет кивнул и ответил:
– Да. Просто мне надо привыкнуть к этому.
– Еда – в холодильнике и шкафчиках. Угощайся. А я пойду в душ, – сказал Драко и расстроено направился на второй этаж. Его совершенно не обрадовал разговор его любимого с друзьями.
Гарри просмотрел все шкафчики и холодильник, но, в конце концов, остановил свой выбор на яйцах и фруктах. Когда Поттер приготовил еду, он увидел, как мальчики, его мальчики, играют во Взрывающиеся Карты. Это зрелище отозвалось теплом в груди, хотя Гарри этого решительно не понимал – он совершенно не знал этих детей. И все же, один уже факт, что у них было с кем играть, делал Гарри счастливым.
Закончив еду, Поттер сложил посуду в раковину и решил пойти принять душ.
Гарри ожидал увидеть Драко, сидящего с ребенком или заканчивающего одеваться. Но, когда брюнет вошел в комнату, она оказалась пустой. Проверив, что Цисси продолжает спать, Поттер направился в душ, но остановился у двери, как вкопанный, услышав стон.
Очень долгое время Гарри жил в одной комнате с другими парнями, поэтому он прекрасно понял причину этого стона. Его тут же скрутило желание, и он вспомнил, как близок был к разрядке утром, когда мир еще не перевернулся с ног на голову. Гарри хотел было уже уйти, но, снова услышав стон, аккуратно подкрался к двери и приоткрыл ее.
– Ради Мерлина, это же Малфой, – подумал Гарри. – Что, Салазар меня раздери, я делаю?
И все же желание посмотреть на Драко пересилило все доводы разума.
Вдруг всплыли воспоминания о навязчивых мыслях шестого года обучения. Гарри даже сказать не мог, сколько раз его дразнила Джинни тем, что, судя по его поведению, Драко, наверняка, безумно привлекает его. Дуэли между ними двоими стали легендарными для их одноклассников. И теперь, Гарри точно знал, что это того стоило.
Заглянув в дверной проем, Гарри увидел отражение Драко в огромном зеркале. Малфой был мокрым, раскрасневшимся и в пене. Шрамы-напоминания от Сектусемпры были хорошо видны, как и несколько других, но все внимание Гарри было привлечено к размеренно двигающейся руке на возбужденном члене.
Драко ритмично двигал бедрами, и его член то исчезал, то появлялся в кулаке. Блондин громко и страстно стонал. Второй рукой он гладил себя по груди и щипал соски. Звуки его стонов и хныканья заполнили комнату, и Гарри почувствовал, как затвердел его собственный член. Ласкающий себя Драко Малфой оказался самым эротичным зрелищем, которое Поттер когда-либо видел.
– Проклятье, – подумал Гарри.
Он расстегнул рубашку и брюки и стал гладить себя. Безумно возбуждаясь от прекрасного зрелища перед собой и отчаянно злясь на самого себя за того, что наслаждается происходящим, Гарри быстро подошел почти к краю. Он заворожено уставился на собственный член, исчезающий в кулаке, когда услышал особенно громкий стон. Гарри оглянулся и увидел, что Драко собирается кончить.
– Гарри! – простонал Малфой. – Мерлин, да! Быстрее, Гарри… Пожалуйста!
Громко выкрикнутое имя, теплый и мокрый душ, очень привлекательный мужчина… Все это было слишком – Гарри задыхаясь кончил себе на рубашку, смотря, как Драко справляется с последними судорогами оргазма.
Швырнув рубашку на пол, брюнет выскочил из комнаты, на ходу застегивая брюки. Оказавшись на кухне, Гарри смущенно остановился. Он даже не представлял, как объяснить Драко, откуда взялась его рубашка в ванной комнате. Когда паника грозила выйти из-под контроля, в комнату зашел Квентин:
– Папа, куда ты дел моего малыша***?
Гарри от удивления даже прикусил язык.
– Я не… мастурбировал!
Но Квентин продолжил, не слушая отца:
– Я хочу своего малыша!
Сириус зашел на кухню, чтобы положить в грязную посуду в раковину.
– Его постирали, Квентин. Оно в прачечной.
Мальчик радостно подпрыгнул и пробежал через гостиную к неприметной двери в углу. Гарри последовал за ним, и увидел, как Квентин вытягивает странное одеяло из кучи полотенец, наволочек и различной одежды. Когда ребенок вышел, Гарри вытащил одну из рубашек и с радостью оделся.
Вскоре на лестнице появился Драко. Поттер спокойно вышел из прачечной, но посмотреть в глаза Малфою так и не смог. А на безобидный вопрос блондина: «Почему на тебе другая рубашка?», – сбежал вверх по лестнице, чтобы принять душ.

*С чего они ждали ТАК долго прежде чем вернуться в Хогвартс – не понимаю. Но это точно не опечатка: август, сентябрь, октябрь, ноябрь, декабрь, январь – 6 месяцев + 1 год = 18 месяцев. ))))
** Оригинальная игра слов куда более интересна, но, увы, непереводима: too – тоже, two – два.
*** В оригинале используется wanky и wanking. Это сленговый американский. Переводиться как «дрочила» и «дрочить». Именно так, а не… более культурно. Теперь я думаю, вам понятно, почему Гарри отреагировал так бурно? =). Если использовать английский синоним к «дрочиле» - «сосунок», а потом взять синоним американский – «малыш», то получиться более-менее сносно с точки зрения логики. Но совершенно теряется суть. Увы, русский язык этот момент передать не может.

~*~
Гарри целый день пытался избегать Драко. Это оказалось довольно трудно, потому что Поттер старался проводить все свое время с Квентином и Сириусом. Они были единственными радостными моментами в его теперешнем положении. К счастью, мальчики пока не заметили, что что-то случилось. Однако, без поддержки и советов Драко, Гарри совершенно не представлял, как вести себя. Инцидент с «малышом», к сожалению, не оказался единственным. Гарри изучил новые слова-значения для соски-щенка, для кровати - Gutvik, бисквита – книжного червя и многих других. ****
Тем же вечером, Гарри смотрел, как Драко готовил детей ко сну. Блондин искупал их и одел в пижамы. Потом Малфой дал ему книгу, чтобы брюнет почитал сыновьям сказочку на ночь. Гарри сидел на кровати Сириуса и обнимал обоих мальчишек, которые радостно устроились рядом с отцом.

Когда дети заснули, Гарри застыл в дверном проеме, любуясь своими детьми. Драко подошел к нему и привычно обнял за талию, но Гарри вывернулся из объятий и вышел из комнаты.
– Прости, – расстроено сказал Драко. – Я забыл.
– Все в порядке, – ответил Гарри. Он смотрел на единственную в комнате кровать и спрашивал самого себя, можно ли предложить Драко спать на диване.
– Гарри, тебе понравился день с детьми? – спросил Драко. Он направился к ванной комнате и стал раздеваться.
Поттер смотрел куда угодно, но не блондина. Один мелком брошенный взгляд уже вызвал сильное возбуждение.
– Это было замечательно.
– Они такие, какими бы ты хотел видеть своих детей? – спросил Драко невнятно, из-за того, что в этот момент через голову стягивал рубашку.
– Думаю, я. Хотя я не очень-то и задумывался о детях… тогда, – Гарри заметил семейный портрет. На нем были изображены Гарри, Драко и Сириус с Квентином. Видимо, картину написали до рождения Цисси.
Семья выглядела такой счастливой. Гарри настолько засмотрелся на картину, что совершенно не заметил, как подошел Драко.
– Смотри, каким я был худым до беременности!
Удивленно обернувшись, Гарри спросил:
– А?
– Я. Глянь, какой я тут стройный. Не то, что сейчас.
– По-моему, ты не изменился, – пробормотал Гарри.
Драко радостно улыбнулся.
– Правда? Это так здорово! Конечно, я знаю, что это не правда, но все же это очень приятно услышать.
– Сколько здесь детям?
Драко задумчиво посмотрел на картину.
– Ну, ее сделали года два назад. То есть… Квентину было почти два года, а Сириусу уже шесть.
– А сейчас им, значит, четыре и восемь?
Драко задорно улыбнулся:
– Почти. Через две недели мы устраиваем вечеринку в честь девятого дня рождения Квентина. Она будет дома у матери Рона.
– Уизли? – удивленно спросил Гарри. Ответом стал согласный кивок.
– Вероятно, спрашивать такое нельзя, но все же. Они все живы?
– Большей частью, – осторожно ответил Драко. – Артур умер три года назад. Второе имя Квентин получил в честь него.
Фыркнул, Гарри сказал:
– Это, наверное, было ужасно – назвать ребенка в честь Уизли!
– Не особо. Артур очень помог мне. Один был одним из тех, кто прислушался ко мне тогда, когда…
Когда Драко не закончил предложение, Гарри любопытно спросил:
– Когда что?
– Неважно. Гермиона итак разозлиться на меня, потому что я очень много сказал тебе, – нахмурился Драко.
Вернувшись к картине, Гарри покачал головой:
– Почему твой вес должен был измениться после рождения Цисси? Ты сильно нервничал, и поэтому много ел? Я слышал, что у людей бывают такие проблемы….
– Гарри, ты знаешь, что… – Драко начал было говорить, но остановился. – Ты не знаешь, да?
– Не знаю чего? – раздраженно посмотрел на блондина Поттера. – Что еще я не знаю?
– Цисси родил я, Гарри. Точно также как ты родил мальчиков.
Поттер потрясенно оглянулся на малышку.
– Теперь я точно знаю, что ты сумасшедший. Я никого не рожал. Я не женщина.
Дракон закатил глаза.
– Нет, ты – мужчина. Но есть зелья, с помощью которых…
– Хватит! – Гарри прикрыл глаза в попытке уменьшить внезапно возникнувшую головную боль.
– Давай это тоже отнесем к категории вещей, которые мне не надо знать.
– Просто не могу поверить, что никто не рассказал тебе об этом зелье! Это была бы катастрофа, если бы тебе подлили его во время войны.
– Хмм, – ответил Гарри, стараясь не задумываться о деталях. – Цисси? Сколько ей?
Драко улыбнулся и подошел к кроватке. Проверив, что с девочкой все в порядке, он ответил:
– Три месяца. Это была тяжелая и изматывающая беременность. Не такая… как у тебя.
– Я не верю, что мог родить, – повторил Гарри. Он посмотрел на свой плоский живот, словно пытаясь увидеть какие-то доказательства.
– Два раза, – вмешался Драко.
– Они… Я имею в виду… Все дети – они… наши?
Драко оскорбился.
– Естественно, бесчувственный мерзавец! Думаешь, у меня был ребенок от кого-то другого? Я не для того безумно трудился! Я словно сумасшедший трудился долгие месяцы, чтобы соответствовать условиям… для… того, чтобы родить. Поэтому первых двух рожал ты! Да, тебе выбрали лучшего доктора, оформили самый длительный дискретный отпуск. Ради Мерлина, это зелье безумно мерзкое, а схватки….
– Хватит! Прекрати! – вскрикнул Гарри и зажал Малфою рот рукой. – Прости! Я… Я просто не понимаю, как это все возможно…
Подойдя к кровати, он сел.
– Это так… тяжело! Я ничего не понимаю: я абсолютно не знаю своих детей. Ты и я вдруг оказываемся вместе, и я даже не представляю как долго мы вместе или где, Мерлин и Моргана, мы могли встретиться через 9 лет после смерти Дамблдора…
– 14 лет, – вмешался Драко.
– …я даже представить себе не могу, что вообще я делаю здесь… – продолжил Гарри.
Драко подошел и сел на кровать рядом с Драко и, повысив голос, сказал:
– Четырнадцать лет!
– Что? – спросил Гарри.
Снисходительно улыбнувшись, Драко сказал:
– Четырнадцать лет. Мы вместе уже 14 лет.
– Я помню, что было 14 лет назад, Драко! Это одна их тех вещей, которые я отлично помню! И мы не были вместе 14 лет назад!
Глубоко вздохнув, Малфой продолжил:
– Гермиона, наверняка, решить прибить меня, но… Ты помнишь все события вплоть до Рождественских каникул, так?:
Гарри кивнул.
– Ну, мы с тобой встретились на вечеринке после сдачи НОЧИ,
Поттер был потрясен.
– То есть, ты вдруг появился, откуда ни возмись, и все стало хорошо? Гермиона, Рон и его семья, я, в конце концов, – мы сразу простили тебя и все-такое?
Драко, ухмыльнувшись, ответил:
– Ну, нет. Конечно, на улучшение отношений понадобилось время, но тогда мы с тобой встретились впервые после…
– А где, дементор тебя забери, ты был все девять лет до этого? – спросил Гарри, начиная злиться.
– Не злись, прошу! Я не могу рассказать тебе больше, правда. Теперь ты примерно представляешь ситуацию, но остальное ты узнаешь не раньше, чем мы разберемся, что случилось, – тихо ответил Драко. Поднявшись, он добавил:
– Двигайся. Я устал, и утро, как всегда, наступит слишком быстро. Тогда ты поймешь, что такое дом – полный детей. Давай спать.
Гарри настороженно засопел.
– Мы не будем спать вместе.
– Почему нет? Мальчики ожидают этого. Конечно, ты можешь лечь на полу, но, поверь мне, тебе абсолютно не захочется отвечать на многочисленнее вопросы детей, когда с утра они увидят тебя… не в кровати, – предупредил Драко. – Ложись, Поттер. Я не трону тебя, обещаю.
Гарри не видел причины не верить блондину, но решил все же переждать в ванной комнате, пока Малфой не уснет.
«Так будет безопаснее», – подумал Гарри.
Когда он закрывал дверь, ему почудилось бормотание Драко:
–Ну, ничего! Завтра ты снова будешь учиться всему, что надо – в том числе, и как менять пеленки!

~*~
Неделя полетела очень быстро: утренние встречи с Роном и Гермионой, потом попытки научиться обращаться с детьми, в том числе, менять пеленки. Гарри, наконец, понял, насколько он любит своих сыновей и дочь. Поттер однажды подслушал разговор Драко и Гермионы, из которого узнал, что блондину очень не хватает его прикосновений, и ему безумно больно, что он не может даже поцеловать Гарри. Но на самом деле, Поттер понял, что уже успел влюбиться в Драко. Он был веселым, искренним и невероятно любил детей. Так что те два раза, когда они просыпались в объятиях друг друга по утрам, он прилагал усилия, чтобы перестать прикасаться к мужу.
Гарри больше ни разу не видел Драко в душе, но это было даже хорошо. Так Поттер почти убедил себя, что не хочет блондина. Почти.

Гарри и Драко решили пойти с детьми: маленькой Цисси, Квентином и Сириусом – в Лондонский Зоопарк. Был чудесный весенний день, поэтому они решили устроить семейный пикник. В то утро, Гарри искренне старался не смеяться, когда Драко одел мальчиков в одинаковые синие брюки и белые рубашки. Даже Цисси он одел в сине-белый комбинезончик. Так что на просьбу Драко собираться, он дразнящее ответил:
– Да, командир!
Гарри взволнованно вскочил по лестнице, ему казалось, что от переживания он забыл и свое имя.
«Я отправляю на пикник со своей семьей», – думал Гарри, одеваясь.
Они с Драко собрали обед и захватили плед. Так как Цисси была еще очень маленькой, то им нельзя было пользоваться магическими способами перемещения. Гарри был уверен, что они привлекают всеобщее внимание, но, по правде, его мало это волновало.
– Я хочу посмотреть на гепарда! – громко закричал Квентин, когда они вышли из метро. Гарри рассмеялся над непосредственностью сына. Мальчик схватил руку отца и попытался потащить его вперед.
Сириус, не желая оставаться на вторых ролях, воскликнул:
– Я хочу видеть нового Сернобыка! – ребенок тоже схватил Драко за руку, но куда более аккуратно, так как блондин вез коляску с Цисси.
Посмотрев на «африканских охотников», она перешли к пингвинам, а потом медузам, и, наконец, остановились в парке на пикник. Гарри с все большим восхищением смотрел, как Драко кормил Цисси из бутылочки. Он так непринужденно вел себя с детьми. Гарри, несмотря на сильную любовь, все еще крайне неуверенно общался с ними. А близкое знакомство с «Мычащей Принцессой», во время которого юноша совершенно не мог понять, что хочет его дочь, еще больше уверило Гарри в необычайном отцовском таланте Драко.
Вскоре дети стали скучать, поэтому Малфой предложил брюнету пойти и купить им мороженого. Мальчишки тут же согласились и захотели пойти с папой. Гарри подошел с ними к лотку. Пока дети выбирали мороженое, и Гарри расплачивался за него, к ним подошел низенький, лысый мужчина. Голова у него была круглая, а глаза – скрыты за большими очками, чуть выше правого уха была отвратительная бородавка, на которую Гарри пытался не обращать внимания.
– Здравствуйте, Гарри, – любезно сказал мужчина. – Как ты себя чувствуешь?
Поттер не мог не признать, что мужчина был довольно любезен.
– Прекрасно, хм… Очень хорошо, по правде.
Мальчики пытались спрятаться от мужчины, и Гарри услышал, как Сириус шепотом сказал Квентину, что маг похож на лягушку. Гарри понял, что это явно не друг семьи.
«Наверное, сотрудник», – решил Поттер.
Улыбаясь, мужчина продолжил:
– Правда? А я слышал, что вы проходите лечение.
Гарри отрицательно покачал головой.
– И вас не проклинал никакой страшный темный маг? – усмехнулся маг, пристально смотря на Поттера.
Удивленный тем, что после его победы еще остались «страшные темные маги», а его никто не предупредил, Гарри повернулся к Сириусу и сказал:
– Пойдите к папе и скажите, что мы уже готовы.
Поттер проследил, чтобы дети благополучно добрались до Драко.
Незнакомец снова улыбнулся и сказал:
– Гарри, я слышал, что вы проходили специальный курс обучения. Вы знаете что-то, чего не знаем мы?
– Кто «мы»? – спросил Гарри, начиная сердиться. Ему казалось, будто он бродит в темноте. Оглянувшись, брюнет заметил, что Драко уже собрал вещи и направляется к нему.
Мужчина снова засмеялся.
– Ну, знаете, все мы.
– Нет, не думаю, что понимаю, о чем речь.
Когда Драко уже почти подошел к ним, мужчина вдруг резко засобирался.
– Ну, что ж. Гарри, было приятно повидаться с вами. До встречи!
Однако Драко успел остановить мага.
– Мистер Дипфа, не хотите ли объяснить, что вы здесь делаете?
Сжавшись от резкого тона, мужчина ответил, практически хныча:
– Ничего особенного, мистер Малфой. Просто пожелал вашей семье хорошего дня.
– Он спрашивал у меня, не проклинали ли меня какие-нибудь силные темные маги или не обучаюсь я чему-либо специальному, – сказал Гарри, разозленный столь откровенной ложью мужчины.
У Драко тут же сузились глаза.
– Сочиняешь новую историю, Дифпа? За какую ложь Пророк заплатил вам на этот раз?
– Ежедневный Пророк? – дивлено спросил Гарри. – Он пишет для Пророка?
Дифпа тут же заулыбался и сладко произнес:
– Конечно, пишу, Гарри. Вы же знаете это. Хотя, возможно, слухи о вашей болезни не настолько уж являются слухами!
Гарри застыл от ужаса, ведь он сделал такое опрометчивое замечание перед представителем прессы! Хуже того – представителем «Ежедневного Пророка»! Но Драко встал на его защиту:
– Убирайся отсюда, Дифпа! С Гарри все отлично, мы, как ты видишь, просто проводим время с семьей. Я думал, что объяснил тебе это еще в прошлый раз, но… Видимо, тебе нужно другое… убеждение?
Улыбка мужчины тут же завяла, и он, бормоча извинения, отступил.
Гарри повернулся к Драко.
– Есть темные маги, которые снова могут причинить мне вред?
– Нет, – вздохнул Драко. – Просто Пророк так на это надеется!
Сириус внимательно смотрел, как разговаривают его родители. Когда Гарри заметил это, он решил, что может разузнать подробности и ночью.
– Ну, идем смотреть рептилий? – громко спросил Поттер.

~*~
– Драконы Комодо обладают удивительно опасной слюной – у них она полна смертоносных бактерий. Заманив добычу в засаду, они часто ждут, пока животное умрет от ранений. Молодые Драконы первые пять лет прячут яйца и добычу в деревьях, боясь, что их съедят более старые особи, – драматически прочитал Драко так, словно он ведущий зоо-шоу по телевизору. Гарри все еще раздумывал над встречей с журналистом, поэтому он пропустил вопрос Сириуса.
Когда семья перешла к следующей рептилии, Драко продолжил свою клоунаду.
– Кобры Снаут – крайне ядовитые змеи ночного образа жизни. Они очень агрессивны, и считаются смертельно опасными.
Квентин стал стучать по стеклу террариума, но Гарри тут же перехватил его руку.
– Не надо стучать. Лучше скажи змее, что извиняешься за свое поведение.
Мальчик странно посмотрел на отца.
Повернувшись к змее, Гарри сказал:
– Прости, Снаут. Мы не хотели беспокоить тебя, – Гарри посмотрел на сына, – твоя очередь.
Но Квентин продолжал удивленно смотреть на него.
– Ладно, извинюсь и за тебя тоже. Снаут, прости и Квентина, он сожалеет о том, что стучал по стеклу. Он обещает, что больше не будет так поступать, – сказал Гарри. И тут он услышал за спиной сдавленное хныканье.
Он повернулся, и Драко тут же схватил его за руку. Голос был невероятно хриплым, когда блондин сказал:
– Гарри, пожалуйста, прекрати!
– Прекратить что? – Гарри недоуменно переводил взгляд с Квентина на Малфоя.
Мальчик странно посмотрел на него.
– Папа, ты такой забавный, – Квентин повернулся к змее, и прошипел: «СССхххсссшшшссссшшш»
Широко распахнув глаза, Гарри спросил:
– Я делал так?
Сириус тоже стал подражать шипению змеи.
Драко и Гарри наблюдали за мальчиками несколько минут, прежде чем Драко тихим голосом ответил:
– Да.
– Что с тобой? – спросил Гарри.
– Ммм… ничего.
– Драко?
– Просто… парселтанг – это не то, что ты делаешь, когда рядом есть другие люди.
Гарри откровенно смутился.
– Я не знал, что говорил на парселтанге…
Глубоко вздохнул, Драко резко посмотрел на Гарри и выдохнул:
– Парселтанг… Это только для нас… для меня….
– В смысле..? – внезапно Гарри покраснел от понимания. – Ох, прости.
Кивнув, Драко сказал:
– Да. Это личное, Поттер. Помни об этом!
Гарри смущенно ответил:
– Я не нарочно!
– Я знаю, – улыбнулся Драко.
Поттер заметил, что Малфой не убрал руку, и это его обрадовало. Прикосновение было таким приятным.

~*~
Поздно вечером, когда дети уже спали, Гарри подошел к Драко. Тот сидел на кровати, читая маггловский роман, поэтому Гарри уселся рядом.
– Что это было… тогда в парке?
Драко ухмыльнулся и произнес:
– Какой поворот! Поттер, раньше ты произносил что-то на парселтанге, чтобы возбудить меня, чтобы мой член встал по стойке смирно…
Гарри сильно покраснел.
– Это… хм… не то, что я имел в виду. Я спрашивал о репортере.
– Жаль, – вздохнул Драко и закрыл книгу. – Он – полная задница, Гарри. Наверное, узнал, что ты не ходишь на работу, и тут же решил написать сенсацию.
Гарри спрятал лицо в ладонях и заворчал:
– Прошло 14 лет, а они никак не оставят меня в покое!
Быстро передвинувшись, Драко обнял брюнета. Нежное прикосновение было таким желанным.
– Да, Гарри. Все еще продолжается. Но они довольно редко надоедают нам. Наверное, я не должен тебе говорить этого, но у меня с Дифпой была… стычка… сразу после рождения Квентина.
Гарри опустил руки и посмотрел на Драко.
– Стычка?
– Ну… Он прокомментировал мою «жену»… и я проклял его.
Гарри пораженно посмотрел на него:
– И…?
– Проклятие Морэга Макдугала, чтобы… противник долгое время был… заторможенным.
Гарри удивился еще больше.
– Ты о том Макдугале, который учился на одном курсе с нами, только на Когтевране?
Кивнув, Драко согласился.
– Конечно, это прибавило мне проблем. Но я договорился с Министерством, что сниму его, когда он согласиться оставить нас в покое.
– То есть, твоя угроза….
Драко проказливо улыбнулся и хотел было продолжить разговор, но тут от двери послышался детский голосок, зовущий «папу». Гарри только поворачивался к двери, когда Драко уже соскочил с кровати. Воркуя с Квентином, он отнес мальчика к кровати.
Гарри встал и стал готовиться ко сну. Он сходил в ванную, а когда вернулся, его младший сын практически лежал на Драко.
Ложась, Поттер крепко прижался к мужу и сыну, и, закинув на Драко ногу, радостно уснул.

****Binky – это очень распространенное имя для щенков, часто так называют даже игрушечных собак. А также это название брендовой фирмы детских вещей – соски, колясочки, покрывала и т.д.
Gutvik – так названа кровать в честь немецкого города Gutvik, но на сленге gutvik означает «Хороший Перепих». Именно так. Круто?
Nook – это с одной стороны угол, образованный 2-мя предметами. С другой стороны, сленговое наименование человека, который много времени проводит за чтением книг. )))
Прим. пер: Автор, конечно, молодец. В оригинале это звучит круто – для тех, кто отлично знает сленг. Но я потратила на поиски этих слов просто кучу времени! ((((

~*~
В день рождения Квентина вся семья проснулась рано. До этого дня Гарри не видел никого из знакомых, кроме детей, Драко, Рона и Гермионы. А сегодня ему придется пересечься со всеми Уизли, Дином, Симусом и многими другими членами Ордена. Конечно, количество гостей было просто ошеломительным, поэтому особых проблем в сокрытии… странного поведения Гарри не предвиделось, но…
Сириус и Квентин все утро бегали по дому и устраивали проказы. Пока Гарри смеялся над их выходками, Драко пытался успокоить всех. В конце концов, он уговорил их посмотреть телевизор.
Когда Гарри сел на диван с Цисси на руках, а дети пристроились по бокам, Драко с нежной улыбкой пошел в кухню за едой.

Через несколько часов Драко и Гарри переодевались в своей комнате. Поттер больше не прятался от блондина в ванной во время переодевания. Хотя по правде, он просто пытался спровоцировать Драко на повторение… отношений. Конечно, Гарри и словом даже не намекая на это. Малышка была слишком маленькой, чтобы взять ее с собой. Поэтому девочку решили оставить дома с эльфом Билби, который добровольно предложил перейти от Уизли, и в данный момент помогал собраться детям. На пораженный взгляд Гарри, Драко объяснил:
– Ты не разрешил мне взять домой эльфов из Малфой-Менора, а освободить их, к огромному разочарованию, Грейнждер, я не мог. Поэтому большая часть эльфов ушла в Хогвартс, а двое – к Уизли. Молли уже не справлялась с хозяйством одна, учитывая, что в Норе стали жить еще и шестеро детей Рона и сам Рон с женой.
– А на ком женат Рон? – спросил Гарри, не задумываясь.
Драко ухмыльнулся.
– Ну, пожалуй, я могу избавить тебя от будущего шока прямо сейчас. Сегодня ты встретишь леди Пенелопу Уизли.
– Панси? – шокировано спросил Гарри. – Та Панси, которая Паркинсон?
– А скольких Панси ты еще знаешь?
Гарри поражено уставился на него.
– Рон и Панси? Думаю, я справлюсь с таким зрелищем. В конце концов, они постоянно задирали один другого в наш последний год в Хогвартсе.
Драко ухмыльнулся и добавил:
– Еще одна пара, появившаяся летом после восьмого курса.
Блондин ушел в туалет, а Гарри стал надевать рубашку и брюки. Когда Драко вернулся в комнату, Гарри не смог сдержаться и засвистел:
– Ничего себе! Ты потрясающе выглядишь!
– Естественно, Поттер.
С тихим хныканьем Гарри спросил:
– Нам действительно нужна настолько официальная одежда? Мне казалось, мы идем на пикник?
– Ага, – ответил Драко. Он сидел на кровати и скучал:
– Но мы всегда одеваемся так. Поэтому я просто возьму для тебя сменную одежду, если ты захочешь поиграть в квиддич.
Гарри улыбнулся от открывшихся перспектив.
– А ты не будешь?
–Я… не могу, – уклончиво ответил Драко.
– Потому что ты только недавно… родил? – спросил Гарри.
Малфой согласно кивнул:
– Что-то вроде.
Гарри как раз хотел уточнить, что значит ответ Драко, когда блондин спросил:
– Ну, что ж. Давай откроем еще парочку секретов, а то их незнание может произвести ефеект взорвавшейся бомбы. В конце концов, сегодня мы будем на публике! Спроси меня о чем-то.
– Ты окончил школу? – спросил Гарри, и тут же почувствовал себя идиотом из-за такого неприятного вопроса.
Но Драко, казалось, не имел ни чего против такой бестактности:
– Нет. Мне это не было нужно для моей работы, поэтому я не видел смысла возвращаться в Хогвартс.
Гарри страдальчески мучался с галстуком, когда Драко подошел к нему со спины, обнял и аккуратно завязал непокорный узел. Малфой внимательно посмотрел в отражение глаз мужа, а потом медленно провел по груди Гарри так, словно разглаживал невидимые складки. Поттер тут же напрягся и судорожно сглотнул. Блондин медленно провел пальцами по кромке брюк и схватил ремень. Рывком повернув к себе мужа лицом, он уткнулся ему в шею и сказал:
– Я так скучаю по тебе.
Гарри прижался к нему крепче и сказал:
– Но я же здесь. Прямо перед тобой.
– Это не то же самое, – Драко снова прижался к шее и нежно поцеловал его, лаская упругую кожу.
Гарри тут же отскочил и убежал в другой конец комнаты за обувью. Он услышал, как Драко расстроено вздохнул и пробормотал извинение.
– Ничего страшного, тебе не за что извиняться, – ответил Гарри и покинул комнату.


@темы: переводы ГП

URL
Комментарии
2011-08-18 в 01:14 

Фалмари
Нужно обладать гением или уметь обходиться без него. Вольфром (Из книги «Афоризмы»)
~*~
Появление у Уизли было ошеломительным. Гарри потрясло то, насколько молодо выглядела Молли, и то, как хорошо смотрелась Панси в роли миссис Уизли. Кроме того, у Рона и Панси было не просто шестеро детей, но еще и две пары близнецов. Самый старший ребенок – Эдвард – был ровесником Сириуса, и мальчики были лучшими друзьями. Они тут же куда-то убежали, как только семья вышла из камина. Первой паре близнецов, Виктории и Элизабет, было по шесть, потом, через год, родился Уильям. Ну, а близнецам Энн и Генри было только два года. Взгляд Панси, когда Гарри спросил о седьмом ребенке, испугал даже такого неумного искателя приключений.
Рон провел их во двор. Там Гарри увидел семьи Фреда и Джорджа, играющие около озера. Гарри не узнал женщин, но они явно были близняшками. Джинни и Невилл со своими четырьмя детьми плескались в озере недалеко от близнецов. Гарри увидел Грегори Гойла и женщину, которая могла бы быть повзрослевшей Полумной Лавгуд. Пара сидела за столом для пикника, и Поттер задался вопросом, не были ли они вместе. Детей рядом с ними не было видно, и это еще больше смутило его.
– Итак, друг, с чего начнем? – спросил Рон. – Гермиона с семьей скоро будет, к тому же у нас есть неожиданный гость, который может появиться в любую минуту.
Гарри все удивляло. Окружающие люди были такими же, и одновременно – совсем другими. Тут ему на плечо опустилась рука, и Поттер с трудом сдержал крик. Это оказался Симус и женщина на большом сроке беременности, которую представили как девушку Финнигана Кейт.
– Неожиданный гость – это Симус? – смеясь, спросил Гарри. – Ну, это не особый шок.
Ирландец игриво взглянул на Поттера, когда рядом появился Драко.
– Кыш, Финниган! Не заигрывай с моим Гарри, – пошутил Малфой.
Все вокруг засмеялись, а Рон сказал:
– Нет, сюрприз – не Симус.
Драко нежно обнял Гарри, и юноша тут же застонал от желания, разлившегося по телу.
– Мы среди друзей, и все они крайне удивляться, если мы будет вести себя отчужденно, – прошептал на ухо Драко, решив, что Гарри стонал от раздражения. – Будет странно, если мы не будем обниматься и ласкать друг друга немного, – тут Драко стал медленно гладить мужа по груди.
Симус и Кейт отправились поздороваться с Молли, которая только появилась во дворе. Гарри безумно нравились прикосновения Драко, и его член наверняка встал бы, если бы маг так не нервничал.
– Расскажи мне о парочках, – попросил Гарри. – Кто с кем? У кого есть дети?
Пока Драко просвещал его о гостях, Гарри расслабился в нежных объятиях и практически забыл, что был незнакомцем для «друзей». Слова мужа о том, что он обязательно должен запомнить имена всех детей, внезапно вырвали Гарри из задумчивости.
– Кто еще знает обо мне правду? – прошептал Гарри, почувствовал себя крайне неуверенно.
Драко явно удивился такому вопросу. Он тихо прошептал:
– Почти никто. Мы рассказали об этом только нашему гостю-сюрпризу и Дину Томасу.
Гарри удивленно оглянулся.
– Почему ему?
– Он работает профессором зельеварения в Хогвартсе, – ответил Драко и скривился. – Мерлин, только не говори Гермионе, что я проболтался тебе…
– Дин – профессор зельеварения? Серьезно?
– Ага, – кивнул Драко. – Он решил начать такую карьеру после Хогвартса, и, по правде, Томас довольно хорош. Сначала он проходил практику в пансионе благородных девиц под руководством одного германского преподавателя. Гермиона решила рассказать ему правду, когда мы узнали, что той ночью вы смешивали не только выпивку, но и зелья.
В ответ на потрясенный взгляд Гарри, Драко покачал головой.
– Наверное, стоило сказать тебе раньше… Понимаешь, когда мы узнали, что вы мешали зелья, мы тут же попросили Дина изучить возможные побочные эффекты. Мы надеялись, что он сможет понять, как ты оказался здесь, и тогда…
Драко затих, но вместо него продолжил Гарри:
– Тогда я смог бы вернуться домой.
Драко кивнул, но фраза «домой» сильно расстроила его. Блондин крепко притянул к себе мужа, и Гарри очень удивился такому проявлению собственнического инстинкта Малфоя. Однако Поттера приятно поразило то, что Драко заботился о нем и пытался найти способ вернуть в его время. Ведь, так или иначе, у него был «Гарри» и…
Тут он увидел, что из-за угла вылетела Джинни и побежала к ним.
– Гарри! Драко! Как жизнь? – спросила женщина, выкручивая воду из волос. Она была в простом купальнике, но вместе с тем выглядела просто отлично. Да и все гости выглядели просто отлично.
Драко повернулся к ней и улыбнулся.
– Все хорошо, Джинни. А ты? Как дела?
– О, у нас с Невиллом все просто великолепно. Правда, Ханна уезжает в этом году в Хогвартс, и мы ужасно волнуемся.
Гарри удивленно спросил:
– Почему?
– Ну, ты же знаешь, Гарри. Сам очень часто жаловался на это – Ханна такая же хулиганка, как Фред и Джордж, – сказала Джинни.
Только она произнесла имена близнецов, как они тут же появились.
– Тебе нечего волноваться, сестренка! Посмотри на нас – у нас же все круто! – Гарри был уверен, что это говорил Фред.
– Да я не о Ханне волнуюсь. А о преподавателях и Школе! – со смехом ответила Джинни.
Джордж проказливо улыбнулся.
– Ах… С ними все будет хорошо. Мы дадим ей наши новые изобретения, и никто даже не поймет, что она – виновница шуток!
– Вот именно этого я и боюсь! Гарри, скажи же им, – дуясь, сказала Джинни. – Они думают, что если им все сходило с рук, то и с Ханной все будет также!
Гарри с удивлением наблюдал за своими школьными друзьями. Они были такими же, как и раньше, и при этом немного другими.
– Я уверен, что она будет упорно учиться как на занятиях, так и вне них.
Тут подошел Невилл, и Гарри был просто ошеломлен тем, насколько бережно он нес ребенка.
– Дядя Гарри! – закричал мальчик. – Держи меня!
Тут он вырвался вперед, и Гарри подхватил ребенка на руки.
Драко скривился и кисло произнес:
– Отлично, Поттер. Давай, прижимай грязного, липкого и мокрого ребенка, только вылезшего из озера, к своей чистой рубашке. Я удивлен, что ты так долго прилично выглядел.
Все вокруг засмеялись от слов Драко.
– Сет, пошли со мной, я тебя помою и переодену, – сказала Джинни мальчику. Тот позволил вытащить себя из объятий Гарри и поплелся за матерью в Нору.
– Невилл, – сказал Гарри, с радостью пожимая юноше руку.
– Гарри! Драко! Я так рад вас видеть, – ответил Лонгюоттом. – А где именинник?
Поттер испуганно начал осматривать двор, но так и не увидел Квентина. Он уже начал было паниковать, когда вмешался Драко.
– Он только что зашел на кухню вместе с Молли. Наверняка, мальчик хочет облизать ложки, пока она будет украшать пирог.
Прижавшись к Драко, Гарри вынужден был признать, что Малфой – великолепный отец. Все то время, пока они общались с друзьями – он продолжал следить за ребенком. Гарри крепко сдал руки блондина.
– Ну, наверное, мне пора переодеться. Еще увидимся? – спросил Невилл, и Поттер согласно кивнул.
Юноши стояли так несколько минут, наблюдая за другими парами. В саду дети играли в какие-то салочки, а их друзья тут и там подкалывали друг друга. Драко продолжал рассказывать основные факты о гостях, их детях и семьях. Гарри был рад узнать, что все дорогие ему люди – счастливы. Юноша прекрасно помнил время, когда никто не был уверен, выживет ли.
Драко как раз говорил, что им обязательно надо будет поздороваться с Силвером и Грегом, когда во двор вошла Гермиона. Рядом с ней шел высокий мужчина, с черными, словно смоль волосами. Гарри решил, что это Адам. Мужчина держал за руку ребенка, невероятно похожего на родителей.
Гермиона схватила Гарри за руку и потянула юношу в более уединенное местечко. Там девушка представила Гарри своего мужа Адама и из сына Гейба, который тоже уезжал в этом году в Хогвартс. Малфой прошептал мужу, что он был крестным мальчика. Гарри почувствовал себя странно гордым от такого известия.
– Скоро появится Дин, Гарри, – сказал Гермиона. – Я надеюсь, ты не против, что я рассказала ему о… твоей ситуации. Я немного расспросила наших одноклассников о том вечере. Большинство говорит, что они тоже пробовали зелья, которые Симус заказал по почте. Но не все, как ты. Так что вся надежда на Дина.
Гарри улыбнулся, чтобы не расстраивать Драко. Хотя на самом деле, он даже не мог понять, что чувствовал. Они продолжали беседовать, когда Гарри вдруг показалось, что зрение подводит его.
Из дома вышел мужчина, который нес на руках мальчика лет пяти. А рядом шла женщина я разноцветными волосами. Гарри начал дрожать – он буквально почувствовал, как воздух со свистом вырывается из легких. Он был настолько ошарашен, что не сразу услышал слова Драко:
– Ну, же, Гарри. Гости не знают о твоем путешествии. Не устраивай сцен.
– Тонкс! Ремус! Не могу поверить, что вы здесь! – крикнул Гарри. Поттер с трудом сдержал слезы, когда оборотень обнял его.

URL
2011-08-18 в 01:14 

Фалмари
Нужно обладать гением или уметь обходиться без него. Вольфром (Из книги «Афоризмы»)
– Где же еще я могу быть? – улыбаясь, спросил Ремус. Нагнувшись, он поставил сына на землю. – Будь хорошим мальчиком – пойди, поиграй со своими кузенами, Джеймс.
Гарри пораженно застыл:
– Джеймс? Ты назвал его Джеймс?
– В честь кого еще я могу назвать своего ребенка, если не в честь своего лучшего друга и отца того, кто дал мне юридическую возможность иметь детей? – сияя, сказал Ремус.
Гермиона покраснела от злости:
– Ремус! Мы же договорились не обсуждать будущее с Гарри! Мы ведь не знаем, как он поступит, если проснется в Хогвартсе, зная о своем будущем. Вдруг он решит изменить его?
Драко, Тонкс и Адам рассмеялись из-за слов девушки. Гарри же не обратил на них внимания. Перед ним стоял живой Ремус. Юноша был уверен, что мужчина уже умер, ведь оборотни обычно живут недолго. Именно поэтому Гарри даже не спрашивал о Люпине у Драко, и тут вдруг…! Да еще и с ребенком! Как бы Гарри хотел узнать, что он такого сделал, что это позволило Ремусу завести ребенка, но ведь никто не признается.
Внезапно почувствовав себя ужасно разбитым, он крепко прижался к Ремусу.
– Я так счастлив видеть тебя!
Так и не отпустив Люпина, Гарри направился к лавке. Несколько минут они смотрели на детей, пока Ремус не обратился к брюнету:
– Как ты?
Гарри улыбнулся, и, задумавшись, ответил:
– Хорошо. Конечно, меня многое шокирует, но… все хорошо.
– И что потрясло тебя больше всего?
– Честно. Ты.
Ремус пристально посмотрел на него.
– Не то, что ты – муж Драко Малфоя, и у вас трое детей?
Гарри не смог не улыбнуться.
– Нет. Я всегда надеялся, что найду свою вторую половинку, и я всегда хотел много детей.
– То есть, ты вполне доволен своей жизнью? – спросил Ремус.
Гарри странно посмотрел на него. – Ну, я бы не сказал, что… это моя… ну ты понимаешь… это ведь не я, а… тот другой… Бред, правда?
– Нет, я бы так не сказал, – рассмеялся Ремус.
– Я имел в виду, что это – будущее для меня, а настоящее только для того я, которого тут пока нет.
Ремуса задумчиво посмотрел на него.
– То есть, если окажется, что не существует способа вернуться обратно, ты бросишь Драко?
Такая мысль никогда не приходила Гарри в голову.
– Гермиона сказала, что я вернусь.
– Но ведь есть вероятность, что не вернешься. Что ты будешь делать тогда?
– Не знаю, – сказал Гарри, покачав головой. – Порой мне кажется, что я бросаюсь из одной крайности в другую. Если я останусь здесь, у меня будут дети и любимый, то есть то, о чем я и мечтал. Но я ведь пропустил 14 лет своей жизни. Да, я боюсь сближаться с Драко… ведь, если я вернусь обратно, я снова будут один, пока мы не начнем встречаться. Теперь, вспоминая свой 8 год обучения, я просто ужасаюсь тому… насколько был одинок.
– Разве тебе не нравится Драко?
– Нет! То есть… Ну, он просто великолепный отец.
Ремус улыбнулся:
– Но, как ты относишься к нему, как к мужу?
Гарри покраснел.
– Он тебе нравиться, так?
Гарри смущенно кивнул.
– Это так странно, Ремус.
– Почему?
– С ним я чувствую себя так… особо. Он помогает, когда у меня проблемы с детьми. Драко совершенно не такой, как его отец. Я не знаю, когда он научился быть таким хорошим папой, но… – вздохнул Гарри. – Он ни разу не высмеял меня, пока я был здесь. Он не дразнит меня и не выставляет идиотом.
– Того Драко больше нет, Гарри. Мальчик, которым он был, превратился во взрослого мужчину, которого ты видишь сейчас.
Согласно кивнув, Гарри продолжил:
– Он так изменился. Я чувствую себя в безопасности рядом с ним, и это так странно, если вспомнить, каким Малфой был в Хогвартсе. Он настолько другой. К тому же, он явно любит меня, но при этом не давит, пытаясь склонить к сексу. Иногда мне даже жаль.
Ремус вздохнул.
– Ты хочешь, чтобы он принудил тебя?
– Нет, – ответил Гарри. – Конечно, нет. Я просто хочу его, чтобы…
– Понять, понравиться ли тебе заниматься с Драко сексом.
Гарри снова покраснел.
– Да. Я хочу понять, как так случилось, что я все ему простил. Ребенком Драко был абсолютно невыносим. Он виноват в смерти Дамблдора, он привел Фернира в Школу! Как? Как я мог простить его?! Скажи мне. Я ведь должен был рассказывать тебе об этом…
– А ты не думаешь, что правильнее было бы спросить об этом Драко? Так поступают взрослые люди. Они находят источник проблемы и обсуждают его.
– Нет, – Гарри покачал головой. – Я не могу спросить его о таком. Драко так хорошо относился ко мне. Я не могу сомневаться в нем. Это будет… предательством.
– Тогда, просто свыкнись с мыслью о том, что ты похоронил все плохие мысли, связанные с ним. Если тебе все нравится в ваших отношениях, то просто наслаждайся ими. Уверен, Драко не будет против, – с улыбкой сказал Ремус.
– Мне показалось, или я услышал свое имя? – спросил Драко, приближаясь к ним.
Гарри подпрыгнул на месте, когда услышал голос Драко. Он посмотрел на блондина и понял, что надо что-то делать со своими чувствами, иначе он просто сойдет с ума. Торопливо пробормотав, что ему нужно в туалет, он убежал в дом. Озираясь, брюнет быстро нашел спальню, которую когда-то делил с Роном. Теперь она казалась меньше, и, судя по всему, в ней жил кто-то из детей. Гарри рассматривал плакаты на стенах, когда одна из картинок вдруг бросилась ему в глаза. Это оказался плакат Пушек.
На нем была изображена вся команда, и когда он посмотрел на Ловца, Гарри чуть не упал от шока. Светлые волосы и серые глаза не оставляли ни капли сомнений касательно личности игрока. Теперь становилось понятно, откуда у Драко такая хорошая фигура даже после родов и почему он не хотел играть в «домашний» квиддич.
Когда же Гарри увидел человека в правом углу, Поттеру показалось, что сердце выскочит из груди. Оказалось, что Рон Уизли – Главный Тренер и совладелец команды. Неудивительно, что Рон покраснел, когда Гарри спрашивало его о работе!
Все это было слишком! Слишком много неожиданностей, слишком много изменений… Пусть все они были положительными, но… С каждым мгновением Гарри убеждался, что он должен узнать все детали будущего, даже против желания Драко и Гермионы. Он больше не мог бродить в потемках – пора было выйти на свет…
Когда Поттер спустился вниз по лестнице, Молли остановила его.
– Гарри, милый, сколько Драко лет?
Подумав, Гарри ответил:
– 40. А что?
– Точно, ему же столько же, сколько и Рону. Все время забываю, кто и когда пошел в школу. Просто я готовлю свечи на его торт.
– В смысле, Молли? Я думал, что мы празднуем День Рождения Квентина?
Улыбнувшись и потрепав его по щеке, Молли ответила:
– Да, но ты же не думал, что я забуду про Драко? Конечно, я знаю, что он не хотел никакого праздника… Но 40 лет… Хотя бы торт у него должен быть! В семьях без торта такие праздники не отмечают. Не хочешь вечеринку – ладно, но торт должен быть!
– Его День Рождения? – потрясенно спросил Гарри.
Молли странно посмотрел на него, но ответила:
– В следующую пятницу. Гарри, ты же не забыл о нем?
– Нет, нет, – улыбнулся Гарри. – Просто я не ожидал, что ты будешь что-то готовить.
Еще больше уверенный в необходимости поговорить с Драко, Гарри вышел из дому.
Рон перехватил его, и никакие оправдания не помогли отвязаться от спора с Симусом, Фредом, Джорджем, Грегом и Роном, касательно вероятности выхода Пушек в Чемпионат Мира.
– Отлично, ты – совладелец и Главный Тренер Пушек. Рон, разве мне надо это знать? – сердито спросил Гарри.
Остальные мужчины засмеялись, но Рон не улыбнулся. Он посмотрел на своего друга и сказал:
– Давай, поговорим с Гермионой.
Девушка общалась с Драко и Ремусом, и это очень обрадовало Гарри. Ведь у него появилась возможность поговорить со всеми сразу.
– Думаете это смешно, да? – спросил Поттер, когда они подошли. – «Гарри» - такая веселая шутка. Ничего не говорите мне, а потом ошарашиваете меня и веселитесь, да?
Драко попытался взять Гарри за руку, но тот выдернул ее, словно она жгла его огнем.
– А ты еще хуже! Сейчас скажешь, что просто забыл рассказать о своей карьере профессионального игрока в квиддич?
Гермиона спокойно произнесла:
– Гарри, ты же понимаешь, что мы не можем с тобой обсуждать все детали будущего.
– Скорее всего, я застряну здесь. Гермиона, мне кажется, что я должен знать… детали!
И тут с боку послышался мужской голос:
– А может, и нет.
Гарри обернулся и увидел Дина Томаса, который пристально смотрел на него.
– Думаю, я нашел решение. Кажется, я знаю, какие зелья так подействовали на тебя той ночью.
Гнев Гарри тут же исчез, и он вдруг почувствовал себя… то ли счастливым, то ли разочарованным. Пока Поттер думал, что застрял в этом времени, он злился на друзей за тайны. Но теперь, когда он мог вернуться обратно, это все перестало быть важным. Теперь Гарри мог вернуться домой, но это означало, что ему придется бросить детей… и Драко.
– Ну, Дин? – спросила Гермиона. – Что это за зелья?
– Я сказал, что «кажется» знаю. Я еще не уверен. Сегодня или завтра мне привезут по почте нужные ингредиенты и зелья, и не позднее конца недели я смогу точно ответить вам.
Пятеро магов еще долго стояли в тишине, задумавшись, пока не услышали, как Молли Уизли зовет их на обед. Гарри абсолютно не чувствовал голода, но Драко попросил пойти с ним, и брюнет не смог отказать.

URL
2011-08-18 в 01:15 

Фалмари
Нужно обладать гением или уметь обходиться без него. Вольфром (Из книги «Афоризмы»)
~*~
После сытного обеда с тортом, взрослые отправились в сад. Фред и Джордж принесли с собой много Огневиски. Гарри удивительно тихо вел себя во время обеда, но всегда вежливо отвечал, если кто–то обращался к нему. Драко это очень беспокоило, но, слава Мерлину, никто больше не заметил это.
Гермиона и Рон занимались своими родными, а для других странное поведение Гарри не было очевидно. Ремус и Тонкс вернулись домой, и оборотень обещал повестить Гарри в конце недели.
После изрядного количества выпитого один из близнецов предложил сыграть в игру, отдаленно похожую на кости. Драко и Гарри ответили Квентина домой, а Сириусу разрешили остаться на ночь в гостях у Уизли. Поэтому взрослые спокойно играли и пили, да так, что к концу вечеринки Гарри был уже значительно навеселе.
– Ну, хватит, чемпион, – сказал Драко, когда закончилась игра. – Пора домой.
– Домой? Я не хочу домой, – удивлено произнес Гарри. – Я хочу остаться с тобой и детьми.
Гермиона, тут же постаралась отвлечь Гарри, чтобы он не начал рассказывать, что в его понимании было «домом». Грейнджер помогла Драко отвести мужа к камину, а затем, подождав пока в пламени не исчезнет Малфой, отправила и Гарри, чтобы блондин мог его там поймать.
– Стоп, мой большой мальчик, – сказал Драко, обхватывая Поттера вокруг талии.
Гарри смотрел на Драко и спросил:
– Я тебе нравлюсь?
– Что? – пораженно спросил Малфой. – Ты о чем?
Брюнет отодвинулся и произнес:
– Я тебе нравлюсь? Мне кажется, довольно прямой вопрос.
– Конечно, ты мне нравишься. У нас трое детей, Мерлина ради.
Гарри покачал головой.
– Нет, я знаю, что тебе нравился другой я. А я тебе нравлюсь?
– Другой ты? – смеясь, спросил Драко.
– Не надо. Это итак нелегко для меня.
Ухмыльнувшись, Драко овтетил:
– Да, Гарри. Ты мне нравишься.
– Почему?
Дракон вздохнул и ответил:
– Гарри, причин очень много. Но давай я сначала отведу тебя в нашу комнату. Думаю, тебе надо прилечь.
Дойдя, наконец, до комнаты, оба мужчины с удовольствием растянулись на кровати и задремали. Оба были рады, что Билби постелила Цисси в детской.

Проснувшись через некоторое время, Гарри услышал от Драко:
– По правде, я сильно волновался, когда понял, что ты – тот Гарри, с которым я встречался 14 лет назад. Ты…
– Лучше? – прервал Поттер.
– Да… нет… Ты просто другой. Однако теперь, прожив с тобой последние недели, я вспомнил, почему я влюбился в тебя… Ты намного любопытнее и игривее, намного свободнее, без груза всех проблем, что мучают тебя… Даже несмотря на то, что ты не знаешь меня, ты не боишься быть уязвимым. Было так смешно наблюдать за тобой, когда ты играл с детьми… Мне так нравилось смотреть, как ты наслаждаешься каждой минутой, проведенной с ними…
Гарри вздохнул.
– Я настолько нервный?
– Разве ты никогда не переживаешь, Гарри? – засмеялся Гарри. Драко прижал ладонь к щеке мужа. – Это – часть тебя.
Гарри был все еще несколько пьян после огневиски, а потому все его беспокойства отошли на второй план. Брюнет уверенно поцеловал внутреннюю сторону запястья мужа. Он нежно прижимался губами к коже, и лишь через несколько минут осознал, что именно он делал. Внезапно сильно возбудившись, Поттер повернулся к блондину, чтобы понять его реакцию.
Малфой немного покраснел, он выглядел крайне удивленным. Это прибавило уверенности Гарри, так что он прижался губами к губам Драко. Он ласково стал целовать блондина.
Прекратив поцелуй, он чуть не засмеялся от пораженного вида Драко. Тут Малфой снова поцеловал его и довольно застонал, когда Гарри страстно ответил ему. Драко осторожно углублял поцелуй, все усиливая и усиливая наслаждение.
Гарри даже не заметил, как лишился рубашки. Руки Драко жги словно огнем, когда он ласкал плечи, лопатки, грудь…
Член у Гарри стоял словно каменный, и Поттеру просто сносило крышу от возбуждения. Он решил, что пора брать под свой контроль ситуацию, иначе она станет абсолютно неконтролируемой. Толкнув Драко на кровать, Гарри провел по груди руками и сказал:
– Позволишь мне сделать тебе подарок к наступающему Дню Рождения?
– Гарри! – воскликнул Драко. – Ты уверен? Я не хочу принуждать тебя…
Гарри обиженно остановился.
– Я тебе не нравлюсь?
– Нет! – крикнул Драко. – Нет, нравишься. Просто я хочу быть уверен, что ты не пожалеешь о своих действиях.
Самодовольно ухмыльнувшись, Гарри ответил:
– О, не буду, поверь мне.
Гарри стал спускаться цепочкой поцелуев с шеи к груди Драко, а потом по животу до пояса брюк. Расстегнув молнию, Поттер стянул брюки и застыл, любуясь блондином.
Гарри ласково провел по шраму, оставшемуся после рождения Цисси, и услышал приглушенный смех.
– Ну, что, Поттер? Нравиться то, что ты видишь?
– Да, – ответил Гарри. А потом, вспомнив о реакции Драко на змеиный язык, продолжил на парселтанге.
– Мне так нравиться смотреть на тебя. Я так рад, что сам нравлюсь тебе. Несмотря на годы. Так рад.
– Дементор тебя задери, Поттер – закричал Драко, извиваясь на кровати. Он попытался обхватить свой член рукой, но Гарри оттолкнул его ладонь.
Поттер облизал губы и так медленно, как мог, стал насаживаться ртом на член Драко. Он начал медленно двигаться вверх и вниз, нежно облизывая головку. Через какое-то время Гарри выпустил член изо рта и, облизав яички, снова произнес на парселтанге.
– Ты такой горячий. Кто бы знал, что тебя можно довести до такого состояния всего парой слов!
Дракон задыхался от страсти, руки мяли простыни.
– Пожалуйста, Гарри, пожалуйста!
Поттер с удовольствием вернулся к члену Драко. Он сосал, лизал, ласкал член и яички. Медленно и нежно водил рукой. Собственное возбуждение сильно давало о себе знать. В поисках трения он стал толкаться в кровать. Надолго его не хватило, и вскоре с громким криком Гарри сорвался в головокружительный оргазм. Отдышавшись немного, брюнет прошептал:
– Смотри, что ты сделал со мной! Я просто выкачан…
А потом он провел языком по головке Малфоя. Резко откинув голову назад, Драко кончил с громким криком. Гарри поднялся выше и прижался к мужу, поцеловав того в кончик носа.
– Спи уже… – недовольно пробормотал Драко.
Гарри улыбнулся, но накинул на них одеяло и уснул в крепких объятиях блондина.

– Доброе утро, – сказал Драко, когда на следующий день в кухню спустился Гарри. Малфой волновался, но отлично скрывал это.
Гарри просто широко улыбнулся в ответ.
Драко подошел к мужу и взъерошил тому волосы.
– Все еще не сожалеешь о том, что было вчера?
– Ни капли, – сказал Гарри, внимательно изучая глаза своего любимого. – А как ты?
– Все отлично. Ты забыл, что я привык к постоянному сексу, – стал дразниться Драко. Внезапно он стал серьезным.
– Гарри, ты мне доверяешь?
Поттер перестал улыбаться, но ответил:
– Да, Драко. А что?
Малфой кивнул, но не стал отвечать. Он пошел и заварил чай для Гарри.
Удивленно наблюдая за своим мужем, Гарри спросил:
– Драко, ты счастлив?
Повернувшись, Драко удивленно посмотрел на Гарри.
– Что ты имеешь в виду?
– Ты – счастлив… с нами, с нашей семьей?
Драко улыбнулся, но эта улыбка не затронула глаз.
– Да, Гарри. Мне всегда нравилась эта жизнь. Мы долго стремились к этому, наши дети здоровы. Нам с тобой хорошо.
Потягивая чай, Гарри кивнул.
– Я просто хотел убедиться.
– Я действительно наслаждался твоим пребыванием здесь, Гарри. Я был рад увидеть тебя таким… расслабленным и беззаботным.
Поттер кивнул и зевнул.
– Еще ничего не кончилось. Что ты хочешь на свой День Рождения?
Драко нахмурился:
– Ты привык быть здесь.
– Что ты имеешь в виду? – спросил Гарри и снова зевнул.
– Дин Томас с Гермионой были у нас этим утром. Они принесли зелье, противоположное тому, которое перенесло тебя сюда. Я… подлил его тебе в чай.
Гарри снова зевнул и посмотрел на чашку.
– Почему?
– Гарри, ты бы отказался пить его. Я вижу, ты хочешь остаться здесь. Но надо вернуться. Гермиона помогла мне увидеть это. Гарри, ты должен вернуться и прожить эти годы. Ты должен влюбиться в меня после Хогвартса, должен понять, как мы строили нашу семью… – с болью в голосе говорил Драко.
– Что происходит? – сонно пробормотал Гарри.
Дракон подпер подбородок и сказал:
– Ты сейчас уснешь, и мы надеемся, что ты проснешься в своем времени.
Гарри пытался не уснуть:
– Но я же не попрощался с детьми… и Ремусом… и Роном. А как же твой День Рождения?
И все же сон сморил его. Он еще почувствовал, как Драко поцеловал его в лоб и услышал тихое:
–Я люблю тебя, Гарри.

~*~
Гарри проснулся и раздраженно перевернулся в кровати, щурясь от яркого солнечного света. Юноша застонал от боли в голове, понимая, что слишком много выпил на вечеринке.
Когда Поттер, наконец, открыл глаза, он увидел бордовый полог кровати. Неважно, как часто он просыпался здесь – ему никогда не надоесть смотреть на него.
Гарри сидел и чувствовал тихую грусть и печаль. Перед глазами все еще стоял мальчик с черными-черными волосами. Гарри чувствовал огромную потребность обнять его, пусть он почти и не знал малыша.
– Это все так странно, – пробормотал Гарри.
Невилл, читающий на кровати, спросил:
– Что-то случилось, Гарри?
– Нет, Невилл, – ответил Гарри и улыбнулся другу. – Ты уже готовишься к ЖАБА?
Парень кивнул.
– Джинни говорит, что Гермиона уже составила расписание подготовки. Она собирается и мне такое составить. Весело провел вчера время?
– Да. По правде, я помню не особо много. И так странно чувствую себя. Как будто что-то забыл.
–Может, потерял что-то? – заинтересованно спросил Невилл.
Вздохнув Гарри покачал головой.
– Нет, не думаю. Просто… я продолжаю вспоминать милого маленького мальчика, очень похожего на меня, но названного… Сириусом.
– Ты мог бы так назвать своего сына! – воскликнул Невилл и продолжил:
– Наверное, это кошмар, друг! Ты можешь представить нас… с детьми?
Гарри рассмеялся от слов своего лучшего друга и упал на кровать. Он задумался над комментарием Невилла и решил:
– Дети – это отлично. Но сначала, я хочу влюбиться.
Не зная, как и когда это произойдет, Гарри схватил журнал по квиддичу и стал читать. Он решил предоставить все судьбе, и пусть она устаивает его будущее.

Конец

URL
2011-08-18 в 10:26 

Тарарум
охохонюшки...
с удовольствием перечитала, классный фанф и Гарри теперь знает к чему стремится :attr:

2011-08-18 в 10:49 

Danita_DEAN
| социопадла | Постоянна в своем непостоянстве | #TeamIronCat.
:hlop:

2011-08-21 в 12:09 

Alersia
понравилось, спасибо

2011-08-24 в 14:49 

S.A.Zh.a
—Я тебе нравлюсь как девочка? — Но ты же мальчик!— Вечно ты найдешь к чему придраться.(с).
очень понравился фик.
Спасибо за перевод

   

Falmari

главная