Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
22:25 

Вкус Малфоя

Фалмари
Нужно обладать гением или уметь обходиться без него. Вольфром (Из книги «Афоризмы»)

Новый союзник

Следующие несколько недель были такими же трудными, как и предыдущие. Гарри продолжал обучение и тренировки. Он уже начал думать, что за последние две недели выучил больше, чем за все пять лет в школе. А может все дело в том, что эта информация была далека от школьной программы.
Знание о том, что людей иногда расщепляет при аппарировании, долго не давало Гарри овладеть этой наукой. При одной мысли о такой возможности его по-прежнему пробирала дрожь, но теперь юноша был уверен, что у него получится.
Обычно после занятий, Северус устраивал дуэли. Мужчина понимал, что он отец юноши, но Гарри быстро усвоил, что в на тренировке это ничего не значило. Юноша всегда чувствовал себя опустошенным после дуэлей с отцом, но при этом достаточно быстро улучшал свои навыки.
Гарри также начал тренировки по анимагии. Получалось хорошо, но подросток до сих пор не знал, в какое животное хочет превращаться. А сам Северус, кажется, никогда не задумывался над этим.
К этому времени Гарри уже мог сварить любое зелье, которое Северус когда-либо преподавал в Хогвартсе. Учитывая, что парень брал уроки у Мастера Зелий, это не было удивительно. Интересно было то, что у Гарри оказалось больше способностей, чем они думали сначала.
Он уже опробовал зелье, помогающее защитить волосы от испарений зелий, на себе. Юноше нравились его черные блестящие волосы и черта с два он позволит себе запустить их до такой степени, как Северус! Отец проверил зелье и, кажется, оно работало просто восхитительно!
Гарри спросил, почему же отец сам не пользовался таким зельем. Северус ответил, что в этом никогда не было надобности. Даже когда он был с Лили, то держал это в секрете. Изменения во внешности могли навести на подозрения.
Вообще-то Гарри думал, что чары, скрывавшие его внешность, были унаследованы от отца. Они долго разговаривали на эту тему, и Северус согласился, что такое возможно.
К тому же, оказалось, что Гарри запоминал все намного быстрее. Казалось, что его память улучшилась. Юноша мог варить эффективные зелья, как его отец, но при этом подросток усвоил немало знаний из других областей магии. Обучение – ранее просто необходимое, теперь еще и приносило удовольствие. Гораздо приятнее обучаться, когда можешь запомнить ВСЕ, что в тебя пытаются впихнуть.
После того, как он летал в свой день рождения, Гарри каждый день повторял такое. Он преуспел в одиночной подаче. Были ли у него тренировки или нет, юноша не собирался упускать удобного случая и летал даже в ущерб своим занятиям. Полеты были для него отдыхом – как для души, так и для тела.
Северус и Гарри продолжили свои ночные разговоры. Так как они были отцом и сыном, то теперь это доставляло им еще больше удовольствия, чем раньше. Их общение было расслабляющим, дружеским. Теперь это было временем для семьи, а потому оно стало особенным. Они оба наслаждались разговорами с умным собеседником.
Периодически Северус встречался с Дамблдором, и однажды Северус вернулся с важной информацией.
– Люциус Малфой тоже шпион, как и ты?!
– Да, – сухо ответил Северус. – Точнее, это то, что мне сказал Альбус. Как мне кажется, Дамблдор работал с Люциусом предыдущие несколько недель. По-моему, Лорд Малфой был не очень уж и рад возвращению Темного Лорда. Он хотел уйти, но не знал, как. И очевидно, он знал, что я – шпион.
Гарри так и застыл с открытым ртом.
Северус проигнорировал это и продолжил:
– По-моему, Люциус присоединился к нам почти сразу после того, как освободился. Рассказал все, что только мог, лишь бы перейти на нашу сторону как шпион. Очевидно, что он делал это лишь для того, чтобы его выпустили из тюрьмы, но мне хочется надеяться, что он действительно с нами.
Гарри взъерошил волосы на затылке.
– Почему ты считаешь, что Малфой теперь действительно с нами? – обескуражено спросил подросток.
Северус задумался на пару мгновений.
– Я знаю Люциуса уже очень долгое время. Он сильный человек, и не из тех, кто бездумно следует за Волдемортом.
Гарри выглядел смущенным.
– Не понимаю. Мне всегда казалось, что большинство последователей Волдеморта жаждут власти.
– Правильно. Но Люциус всегда отличался от других. Видишь ли, у него итак достаточно власти в волшебном мире. Он занимает важные посты, может влиять на Министерство. Да, он любит власть, но, будучи Пожирателем, он ее не получает, а наоборот, теряет.
Кажется, Гарри начал понимать, о чем говорит его отец.
– Проблема для Люциуса в прошлом году состояла в том, что он не понимал до конца, действительно ли он хочет уйти от Волдеморта. В любом случае, это ведь очень трудно сделать, являясь Пожирателем Смерти. В Ордене достаточно много людей, которые не доверяют мне, даже спустя столько лет, – объяснил Северус.
Гарри призадумался. Это было похоже на правду.
–Хорошо, это мне ясно, – сказал Гарри. – Но ты уверен, что Люциус – надежный человек, если он так легко сменил сторону? Мои представления о нем, да и вообще все, что я о нем слышал, выставляют его не в самом выгодном свете, – Гарри поднял ладонь, остановив начавшего было говорить Северуса. – Я понимаю, что это почти ничего не значит. Я имею в виду, я знаю, что ты отлично исполнял роль Пожирателя Смерти и играл на две стороны. Но то, что ты смог жить такой жизнью – не значит, что Люциус тоже сможет.
– Я не уверен, – честно признался Северус. – Он умеет извлекать выгоду из всего, что происходит. Я смогу ответить на твои вопросы только после того, как поговорю с ним лично. Но мои надежды могут и не оправдаться. Я уже говорил, что он очень сильный человек с твердыми убеждениями. И я уверен в правдивости слухов о том, что в Министерстве его боялись и уважали. Многие из нас верят в то, что Министерство продажно. И кто-то хочет сказать, что Люциус и в самом деле подкупал всех?
Гарри задумался. Теперь ситуация представлялась ему совсем в другом свете. Люциус Малфой не покупал всех, а действительно помогал Министерству? Волдеморт где-то далеко, но он ведь не мог помогать Министерству открыто, из-за страха, что Волдеморт все-таки вернется.
Гарри высказал свои мысли вслух.
– Итак, Волдеморт исчез, но не совсем, и поэтому Люциус был вынужден делать все тайно, как и ты? И в то же время он должен был делать то, что должен, но при этом играть роль Пожирателя Смерти?
– Я не знаю, так ли это, но думаю, что да. Альбус не сказал ничего точно, когда я спросил его.
Гарри округлил глаза.
– Да когда он вообще говорил что-то напрямую и сразу? – Гарри сделал небольшую паузу, прежде чем снова спросить. – Дай угадаю: Дамблдор сказал тебе, что доверяет Люциусу, не так ли?
Северус улыбнулся.
– Да, и, я полагаю, ты знаешь, что это значит.
Гарри ухмыльнулся и процедил:
– Да. Это значит, что у Люциуса есть свои причины на то, чтобы притворяться хорошим мальчиком, и, верны наши предположения или нет, он все-таки на нашей стороне.
Северус кивнул.
– Да. Я ведь уже говорил, что при встрече Люциуса с Дамблдором, последний получил много информации о Темном Лорде? Я знаю, что Альбус каким-то невероятным образом ухитрился вытащить Малфоя из тюрьмы. Лорд счастлив и ничего не соображает (прим.беты.- Нет, вы только представьте это себе!). Его освобождение не слишком всколыхнуло волшебный мир, но мы хотя бы узнали, что лорд так ничего и не понял.
– Когда это произошло? – спросил Гарри.
– Несколько дней назад. Я видел «Ежедневный пророк» в кабинете Дамблдора. Заметка, в которой упоминалось об этом освобождении, какая-то смутная. Фактически, в ней говорится только о том, что Люциуса освободили и все. Не думаю, что когда-нибудь узнаю, как Альбусу удалось провернуть это, – обескуражено произнес Северус.
– Итак, кто знает о новой роли Малфоя? Орден знает? – спросил Гарри.
Северус почесал затылок.
– Мне кажется, что только я, ты и Дамблдор. Возможно, Драко. Дамблдор расскажет мне о причинах такого решения, но пока маг предпочитает держать их при себе. Волдеморт доверяет Люциусу как никому другому. Я сомневаюсь, что Дамблдор захочет, чтобы об этом знал каждый член Ордена.
Гарри взглянул на отца.
– Вообще-то я хотел бы сказать тебе спасибо. Я надеялся, что ты расскажешь мне. Не думаю, что узнал бы об этом от директора, – сказал Гарри немного виновато.
– Я сказал тебе все что знал. И что мог – тоже. Да, это очень важная и секретная информация, но я верю тебе и, думаю, она может пригодиться, если ты попадешь в трудную ситуацию с Пожирателями Смерти.
Гарри согласно кивнул.
– Да, ты прав. У меня теперь есть еще один союзник, не так ли?
– Да. Я не знаю, осведомлен ли Люциус о содержании пророчества, но он теперь обязан помогать тебе во всем, на что способен.
– Хм, я однозначно должен был знать об этом, – сказал Гарри.
Следующий вечер был посвящен обсуждению того, что Люциус Малфой тоже должен быть хорошо знаком с Темными искусствами. Гарри всегда знал, что его отец много знает о них. Юноша сам взял несколько книг, посвященных этой теме, и прочитал их в предыдущие несколько недель.
Теперь же подросток пытался собрать свои мысли в кучу.
– Скажи мне, я правильно все понимаю? Прежде всего, Темные искусства были выделены Министерством Магии? Точнее, как Министерство решило, что есть Темная магия, а что – Светлая?
Северус согласно кивнул, но добавил, внеся некоторую ясность в мысли Гарри:
– Да, но ты должен помнить, что большинство их оценок справедливо. Есть причина, для того, как были распределены заклинания.
Отец легко перешел на профессорский тон, оседлав любимого конька.
– Заклинания и зелья были выделены по тому признаку, что они приносили людям вред. Большинство Темных искусств названы так только потому, что они причиняют вред и это их единственное назначение. Лишь поэтому Темные искусства считают орудием зла. Есть много заклинаний, зелий и артефактов, которые отображают зло. Они Темные лишь потому, что приводят к разрушению. В какой-то степени, но также есть такие заклинания, которые не обязательно разрушают. Они даже не отнимают много магической концентрации. Возьми то же самое Incendio, которое ты изучил в Хогвартсе!
Гарри запротестовал:
– Но это ведь не темное заклинание! Я думал, мы говорим о Темных искусствах.
– О чем я и говорю, – сказал Северус. – Конечно, ты не воспринимаешь Incendio как темное заклинание. И если я использую его для того, чтобы разжечь камин, ты будешь прав: я не использую его в темных целях. Я – не разрушитель. Но вот если я решу поджечь с помощью Incendio чей-нибудь дом? Заклинание станет разрушительным?
– Ну… да, – медленно сказал Гарри.
– Видишь, это зависит от человека, который использует заклинание. Вот и вся разница, – объяснил Северус. – А вообще, есть большая зона «серых» заклинаний, которые могут быть отнесены к темным или светлым в зависимости от умысла человека. Их не называют ни темными, ни светлыми. Нейтральными. И вот здесь Министерство споткнулось. В любом случае, даже большинство темных заклинаний могут оказаться очень действенными при разрушении чего-либо. А теперь давай возьмем конкретный пример. Например, твой, - сказал Северус, указывая пальцем на Гарри. – Убийство – это зло, не так ли? – уточнил Мастер Зелий.
– Да, конечно. Ведь когда ты убиваешь кого-то, ты разрушаешь его. Правда? – ответил Гарри
– Несомненно. Но ты должен убить Волдеморта. Если ты собираешься убить его, значит ли это то, что ты собираешься его уничтожить?
– Ну, да. Я действительно собираюсь уничтожить его и использовать все средства, которые будут под рукой.
– Хорошо, но твои планы убить его означают лишь то, что ты хочешь избавить весь магический мир от его зла? – спросил Северус, ожидая реакции Гарри.
Лицо Гарри озарилось пониманием.
– В моем случае… я не собираюсь убивать кого-то лишь для того, чтобы причинить вред. Моя цель – не стать плохим и злым, а защитить людей. Когда ты поставлен перед выбором – убить или быть убитым, ты применяешь Аваду Кедавру не для того, чтобы причинить кому-то вред, а чтобы защитить себя.
Северус кивнул, но ждал, пока Гарри сделает из всего сказанного вывод.
– Поэтому, когда говорят, что человек применяет Темные искусства, это не совсем так, правда? – задумчиво спросил Гарри.
Северус лишь взъерошил его волосы.
– Итак, вернемся к Волдеморту. Он – Темный волшебник не потому, что применяет Темные искусства. А потому, что он причиняет вред другим людям. Он хочет быть злым. Мерлин его знает, может быть, он садист-полукровка? – сказал Гарри. Не магия делает Волдеморта темным, а его намерения разрушить все?
Северус улыбнулся, довольный тем, что Гарри это понял.
– Да. Только жаль, что сейчас люди не утруждают себя тем, чтобы задуматься на эту тему. Они смотрят лишь на то, что человек использует те же заклинания, что и Волдеморт, и называют таких магов Темными. Но как я уже сказал, есть много «серых» заклинаний. Я думаю, среди них есть много полезных, которые тебе стоило бы изучить, даже если ты раньше считал их темными. Не все Темные искусства приносят зло, – сказал он.
Северус посмотрел на Гарри.
– Но я все равно считаю, что тебе стоит немного изучить также и настоящие Темных Искусства.
Гарри вопросительно посмотрел на него, но теперь уже больше с пониманием:
– Потому что, хочется мне этого или нет, я в самом сердце войны, один на один с Волдемортом и его последователями. Ты хочешь, чтобы я был лучше подготовлен?
– Ага, – ответил Северус. – Даже если ты и научишься немного Темным искусствам, это не сделает тебя злым. Я уверен, что многие предпочтут, чтобы ты не применял Темных искусств. Но я также уверен, что это поможет тебе быть хотя бы наравне с Волдемортом. Ты должен быть готов ко всему, чтобы достичь успеха.
Северус задумчиво взглянул на юношу.
– Ты знаешь, Гарри… Мне кажется, что основная причина твоего нахождения здесь – это как раз обучение Темным искусствам. Дамблдор – сильнейший Светлый волшебник, но я уверен, что он надеялся на то, что я все-таки научу тебя кое-чему этим летом.
Гарри вспомнил о том, что сказал Дамблдор в тот день в своем кабинете.

– Северус, тебе есть чему поучить Гарри. Кроме окклюменции, ты обладаешь необычными знаниями, которые могут стать полезными Гарри в этой войне.
– Неужели я могу научить его чему-то, чему не можете научить его Вы? – спросил Снейп.
Глаза директора перестали заговорщически поблескивать.
– Северус, ты знаешь, о чем я говорю. Ты знаешь, что Гарри предстоит встретиться лицом к лицу с Волдемортом и его Пожирателями. Кто может научить Гарри противостоять им лучше, чем ты? Ты, который столько времени провел среди них…


– Ты прав, – сказал Гарри. – Дамблдор говорил, что у тебя есть какие-то особые знания, взгляд изнутри. Ты не злой, но у тебя есть возможность научить меня тому, чего Дамблдор не знает – Темным искусствам, – Гарри ухмыльнулся. – И тебя не волнует, если твой образ потускнеет, а отличие от Дамблдора.
Северус хмыкнул.
– Нет, такое было лишь в первое время, когда я был всеми обвиняемым темным и злым полукровкой.
– Нет, что ты! Ведь ты всего лишь несчастный Слизеринский мерзавец! – засмеялся Гарри.

@темы: переводы ГП, Вкус Малфоя

URL
Комментарии
2010-03-21 в 01:15 

"Мужчинам проще: их свекрови любят..."
Спасибо за проду! Жду новую с нетерпением!

2011-03-16 в 07:09 

Danita_DEAN
| социопадла | Постоянна в своем непостоянстве | #TeamIronCat.
:hlop:

   

Falmari

главная