Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
19:25 

Strength of the Child's Mind

Фалмари
Нужно обладать гением или уметь обходиться без него. Вольфром (Из книги «Афоризмы»)
Еще одна глава - предпоследняя. К сожалению, пока небеченая и негамленая. )))


Глава 8

Северус почувствовал, как нагрелось двухстороннее зеркало, которое ему дал Альбус. Мужчина застонал – он смог поспать лишь полчаса. Люциус сонно взглянул на него, разминая затекшую от сна в кресле шею. Если вы думаете, что человек не мог бы уснуть в таком положении – вы просто не знаете Малфоя.
– Альбус, – ответил зельевар в зеркало, приглядывая за блондином, который пытался привести свою одежду в более опрятное состояние. Мерлин, Люциус, просто одержим своим внешним видом! Еще немного – и Северус будет волноваться о душевном здоровье друга.
– Что делает Волдеморт? – спросил директор.
– Эээ… спит.
– Что?! Северус, сейчас же возвращайся, на школу напали!
– Что?! – мужчина подпрыгнул на стуле. – А что с Кораном? – было глупо называть ребенка Кораном, ведь Люциус уже знал, кто это – и имя уже ничего не изменило бы.
– Но ведь там больше никого нет, правильно? И Вольдеморт… Ты говоришь, он спит?
– Скорее дремлет, – сказал Северус. – Так мне оставить Корана здесь?
– Но не появишься же ты с ним на поле битвы. Это слишком опасно. А Волдеморт не причинит ему вреда.
Мастер Зелий закрыл зеркало и посмотрел на Люциуса:
– Почему ты не там? – вкрадчиво спросил мужчина.
– Они – сумасшедшие, – ответил Люциус, взмахнув руками. – Они или умрут, или попадут в плен. Я слишком дорожу своей жизнью, и точно не являюсь сумасшедшим.
– Великий Люциус Малфой разочарован в своем решении?
– Решении? Это путь к глупости и сумасшествию, – произнес, посмеиваясь, мужчина. – Нет, уж… Я лучше останусь здесь, с Лордом и ребенком. Сдай меня аврорам, если хочешь.
– Я не наврежу моему крестнику, – ворчливо произнес Северус. Люциус удивленно взглянул на мага. – Ты, может, и вел себя, как ублюдок, но Драко любит тебя больше жизни. Ты и Нарцисса – самое важное в его жизни. Я не просто прийти и уничтожать его жизнь, не так ли? Только… не попадись. –Северус знал, что последнюю фразу совсем не обязательно было добавлять. Люциуса не поймать, только если он сам не захочет.
– …Спасибо, Северус, – искренне прозвучало в ответ. Возможно, даже немного устало. Зельевар был не тем человек, кто станет сочувствовать из-за подобного.
Мастер Зелий коротко кивнул и бегом отправился к точке Аппарации. Он чувствовал определенные опасения за жизнь Гарри, но в то же время не мог появиться с ребенком на поле битвы. Мужчина был уверен, что тогда подвергнет опасности жизни их обоих.

******

Люциус смотрел на Гарри, прижимающегося ближе к Волдеморту. События развивались слишком быстро, но Малфои никогда не действуют сгоряча.
Гарри Поттер превратился в ребенка благодаря его сыну. Драко неохотно рассказал, что был тем, кто подстроил тот несчастный случай. Люциус покачал головой – все же его сын слишком импульсивен.
Мужчина встал со стула и наклонился, чтобы рассмотреть ребенка. Он не увидел ничего, напоминающего Гарри Поттера. Мальчик выглядел как Северус, и только по изумрудным глазам можно было предположить, что ребенок действительно Поттер. Однако теперь все это уже не имело значения. Маг поверил старому другу.
Люциус сидел на стуле, когда Волдеморт застонал. Блондин тут же скрыл свою обеспокоенность под маской безразличия. Маг не был уверен, как Лорд отреагирует на Корана, являющегося по правде Гарри Поттером. Нагини подняла ее голову, но не двинулась. Ее глаза пристально наблюдали за магами.
Глаза мужчины открылись, и он откашлялся.
– Вы в порядке, мой Лорд? – спросил Люциус.
– Я чувствует себя словно… не своем теле, – сказал Волдеморт. – Не больно, но… неудобно. Я все еще умираю?
– Я… Я не знаю мой Лорд, – это была правда – он действительно не имел понятия.
– Что случилось?
– Многое, – неуверенно продолжил Люциус. – В то время пока мы разговариваем, Пожиратели Смерти нападают на Хогвартс.
– Что?! О, проклятье, – Голова Волдеморта бессильно упала на подушку. – Я знал, что должен был ограничить их или когда они уйдут, то… сойдут с ума окончательно.
– Уйдут… мой Лорд?
– Я велел им проваливать, – сказал Темный Лорд. – Идите к черту, бегите из страны, неважно… Я уступил, Люциус. Для меня уже не важна победа – главное, удержать голову на плечах. Уже одно это безумно обрадует меня.
Прошипел внезапно маг и отвернулся.
– Мой лорд?!
– Моя магия… Моя магия все еще убивает меня.
Внезапно глаза Гарри открылись, и он поднялся на колени рядом с Вольдеморт. Его глаза были яркими, но немного остекленевшими. Мальчик положил свои маленькие руки на плечи Волдеморта. Мужчина тут же расслабился, как и ребенок. Гарри посмотрел на Люциуса и сказал:
– Привет.
– …Привет, – ответил мужчина и сел на кровать, присматривая за Темным Лордом, который казалось вот-вот потеряет сознание. Люциус положил руку на плечо ребенка и сказал:
– Северусу пришлось на время уйти, так что ты останешься с нами, пока он не вернется.
Гарри уже собирался ответить, когда его глаза вдруг закрылись, и он задыхаясь положил голову на плечо Волдеморту.
– Нам нужно идти! – сказал он. – Появляются маги!
Люциус не успел ответить, как сработала волшебная сигнализация. Блондин в панике подскочил с кровати.
« Пожиратели здесь?? Но тогда…»
– Видимо, они не приняли решение Лорда, – пробормотал мужчина, начиная осматривать комнату в поисках вещей, которые нужно забрать с собой. Вопреки всеобщему мнению, Волдеморт почти не хранил в поместье ничего важного. Для этого у него был домик в сельской местности, в который они все сейчас и направлялись. Не обнаружив ничего ценного, Люциус продолжил:
– Ок, малыш, нам пора уходить.
Гарри быстро соскочил с постели и стал наблюдать, как Люциус, аккуратно поддерживая Темного Лорда, движется к выходу. Магам нужно было дойти до аппарационной площадки, при чем как можно быстрей. Нагини, чувствуя срочность дела, первая выскользнула за дверь и стала шипеть на них, подгоняя. И хотя Люциус не понимал ее слов, он знал, что должен спешить.
– Следуй за мной, мальчик, – сказал блондин. – Не отставай.
Гарри пришлось бежать, чтобы не отставать от мужчин.
Когда они завернули за угол, то встретили горстку агрессивных Пожирателей Смерти.

-

Северус почувствовал удовлетворение как Пожиратель Смерти, когда нападающие маги падали мертвыми. Зельевар продолжал искусно продвигаться к школе. Он был рад, что снег еще не выпал, хотя была уже середина декабря. Иначе у них могли бы возникнуть серьезные проблемы.
Маг видел, как члены Ордена и авроры охраняют вход в школу, где были студенты. Некоторые ученики старших курсов, например, Фред и Джордж, сражались вместе аврорами и родителями.
– Северус!
Мужчина обратился внимание на Альбуса, который продолжил:
– Волдеморт приказал устроить такую бойню?
– Не думаю, – ответил Мастер зелий. – Он ничего подобного не упоминал. К томуже, он не выгладул, как человек, которого волнует война.
– В каком оно был состоянии, когда ты оставил там Гарри?
– Мне кажется, он умирал, – ответил Северус. – Возможно, причиной этого было то, что он потерял связь разумов с Гарри.
– Северус, ты срочно отводишь нас к Поместью.
Северус кивнул, надеясь, что Люциус успеет скрыться. Мужчина может и не любил блондина, но Люциус был отцом Драко, и когда-то давным-давно был лучшим другом Северуса.

-

– Это то место? – грубо спросил Грюм.
– Да, только… – Северус осмотрелся. Что-то было неправильно.
– Только что? – спросил Артур.
– Что-то… не так, – ответил Мастер зелий. – Исчезла защита… Полностью.
Мужчина толкнул дверь, и та распахнулась. Маг вошли в поместье Волдеморта с палочками наготове.
– Я чувствую кровь, – сказал Ремус.
Северус показалось, что вся кровь отхлынула от лица. Маг тут же изменил напрвление и заспешил к лестнице:
– Северус!
Когда только мужчина завернул за угол, он тут же в шоке остановился. Вскоре появился Альбус, а через мгновение – Ремус. Сириус пока не мог появляться на публике, ведь Петтигрю был все еще на свободе. Мастер Зелий слышал тихое постукивание деревянной ноги Грюма, когда тот поднимался по лестнице.
Трупы Пожирателей Смерти буквально заполонили зал. Некоторые были убиты мощными укусами Нагини, которая просто разрывала им горла. Другие – от Авада Кедавры или различных темных заклинаний. Северус переступал через них, пробираясь к спальне Волдеморта. Мужчина открыл дверь, боясь того, что мог увидеть.
Комната была пустой, покрывало было откинуто, как будто с кровати спрыгнули в большой спешке.
– Северус, ты должен сообщить, кто оставался в Поместье, когда ты ушел, – сказал Альбус. – Если Волдеморт, как ты говоришь, он явно не мог сделать всего этого.
– …Люциус, – неохотно сказал Мастер Зелий, подозревая, что давно уже и сам догадался. – Я спросил его, почему он не нападал на Хогвартс, как остальные… А он ответил – что итак слишком долго портил свою жизнь. Он отказался, Альбус, Люциус остался с Темным Лордом. Малфой также понял, кем на самом деле был Коран.
– И ты оставил мальчика здесь?! – воскликнул Кингсли, Грюм же согласно закивал.
– Он не собирался убивать его, – просто ответил мужчина. – Люциус Малфой может сделать многое, но он никогда не убьет ребенка, – добавил Северус. – Мне кажется, он понимал, что происходит с Лордом и Гарри.
– И тем не менее, – сказал Муди. – Когда мы его найдем, он вместе с остальными отправиться в Азкабан.
– А может и нет, – сказал Альбус и посмотрел на Мастера Зелий. – Он и правда говорил, что отказался?
– Он сказал, что уже итак забрал слишком много жизней, – ответил мужчина. – Он больше не хотел никому вредить. Он не хотел оставаться на пути сумасшествия и глупости.
– Пустые разговоры не помогут нам найти их, – заметил Артур. – Есть идеи, куда они могли уйти, Северус?
– У Люциуса полно мест, где можно скрыться, – сказал Северус. – Так же как и у Темного Лорда. И не знаю ни одного из них.

-

Люциус смотрел на различные ингредиенты для зелий, и Волдеморт не мог не засмеяться от того несчастного вида, который был у блондина.
– Ты ведь достаточно хорошо в зельях, – сказал Темный Лодр, закашлявшись.
– Но я плохо работаю под давлением, – сказал Люциус. – С ребенком все отлично, но вы все еще умираете.
– Можешь называть его Гарри.
– …Как? Вы знали?
– Я почувствовал его… много дней назад. Он был настолько сердит, что меня стало мутить. Тогда я понял, что он – Гарри. Но при этом, мальчик оставался Кораном.
– Разве вы не хотели его убить? – спросил Люциус, зажигая огонь под котлом. Затем маг снял мантию, оставшись в рубашке и штанах. Дело в том, что у мага варка зелий иногда заканчивалась взрывами котлов, зелье из которых портило его одежду.
– Зачем? Он подарил мне мир, – сказал Волдеморт. – Мир, который я не мог найти. Посмотри на него… Ты бы смог убить его?
Люциус на Гарри, который смеялся, слушая Нагини.
– Нет… Я не смог бы, – тихо ответил блондин. – Но я не позволю вам умереть только, потому что он превратился в ребенка.
– Без магии я все умру, – сказал Волдеморт.
– Я не позволю вам умереть, – повторил Люциус. – Гарри не хочет терять вас.
– Том, это правда, что ты работал продавцом в магазине?! – внезапно воскликнул Гарри.
– Что?! Нагини, о чем ты вообще рассказываешь ему?! Не смей обсуждать с ним мою жизнь!
Если бы змеи могли усмехаться, то Нагини делала бы именно это.

-

Если бы взгляды могли убивать, Северус уже умер бы раз двадцать или около этого. Молли была в диком состоянии, как они вернулись в Хогвартс. И теперь кидала на него яростные взгляды, пока разговаривала с детьми.
Да и сам Северус чувствовал себя не очень. Куда мог уйти Люциус? Казалось, у блондина в каждой стране есть места, где он мог бы спрятаться. По крайней мере, Альбус похоже не собирался кидать блондина в Азкабан. Может быть потому, что в этом году Люциус не учавствовал ни в одном набеге? Даже Северус не видел друга, одетого в мантию Пожирателя.
Драко тихо сидел рядом с ним. Ему сказали, кем на самом деле был Коран и с тех пор он не проронил ни слова. Но блондин что-то обдумывал – это чувствовалось. И вскоре Драко заговорил:
– Сев?
Наконец.
– Да?
– Отец никогда не причинит вред Гарри, – сказал подросток. Фраза была произнесена как утверждение. – И не потому, что Вольдеморт прикажет ему. Нет, просто Гарри – такой, каким был я.
– И что это значит?
– Мы - дети, – сказал Драко. – По крайней мере, в глазах отца. Он никогда не навредит ребенку.
Северус услышал фырканье Грюм и сжатые челюсти Драко.
– Но Гарри – враг Темного Лорда, – сказал Северус.
– Я говорил с отцом… несколько дней назад, – ответил Драко. – Он весьма откровенно сказал, что Волдеморт больше не считает Гарри своим врагом.
– И почему это, Малфой? – спросил Рон, впиваясь взглядом в подростка.
– В конце концов, его самый большой враг - смерть, – сказал Драко. – Мы не можем бороться с ней. Но Волдеморт… лучше бы он не пробовал.
– Так что, это правда, что он умирает? – спросил Альбус, присаживаясь рядом.
– Более или менее, – ответил блондин и посмотрел на директора. Вы собираетесь отправить отца в Азкабан?
– Он – Пожиратель Смерти! Так что естественно! – закричал Грюм.
– О, отлично. Тогда предполагаю, меня вы туда тоже отправите? – саркастически спросил Северус. Эта фраза заставила Грюма замолчать, а Драко – уставится в пол.
– Драко, у вас не идеи, куда мог оправиться ваш отец? – спросил директор школы.
– Зачем? Чтобы вы пошли и арестовали его вместе с Волдемортом? – сказал Драко.
– Мы не настолько жестоки.
– Расскажите это моему отцу, – ответил блондин и посмотрела на Альбус. – Попытайтесь сообщить ему, что вы не навредите Волдеморту. Тогда, возможно, он проинформирует вас о месте своего пребывания.
– Почему он так сильно заботится «Вы-знаете-ком»? – требовательно спросил Грюм. – Этот человек – монстр!
– Отец сказал, что Темный Лорд изменился. Очевидно, что за последние пару недель, Волдеморт вернулся к тому, состоянию, что было раньше. Он перестал быть безумным.

******
– Это ужасно пахнет.
– Я знаю, но вы должны выпить это.
– Почему я должен пить это? – спросил Волдеморт.
– Потому что иначе вы умрете? – ответил Люциус. – Пейте. Правильно, Гарри?
– Правильно! – счастливо воскликнул мальчик.
Вольдеморт впился в них взглядом, а затем залпом выпил зелье. Его лицо исказилось гримасой отвращения, когда он отдавал кубок Люциус:
– Это даст мне возможность жить?
– Да.
– Без магии, – обреченно сказал мужчина. – Без магии я все равно, что мертв. Я бесполезен.
– Ты можешь читать мне истории! – сказал ребенок. – А еще выводить Северуса и себя настолько , чтобы он бегал за тобой по лаборатории с половником в руках.
– Половником? – сказал бывший Темный Лорд. Теперь он был мужчиной примерно 30 лет, с короткими, темно-коричневыми взъерошенными волосами и синими глазами. Его тело было вполне естественным, разве что немного бледным.
– Ага! Или ты просто можешь находиться радом с Сев’русом.
Тут Люциус фыркнул.
– А когда мы возвращаемся? – спросил мальчик, обращаясь к Волдеморту, который в свою очередь повернулся к блондину.
– Как только Том поправится, – ответил мужчина. – Но не позже, чем через пару дней.
– Да? Сев’рус наверняка будет очень волноваться.
– Да. Но я думаю, что смогу взять на себя вину, – пообещал Малфой.
– Люциус, вы должны оставить меня здесь, – сказал Волдеморт. – Они все равно убьют меня.
– Нет, нет! – закричал Гарри.
– Гарри, я сделал много плохих вещей, – сказал мужчина, смотря на ребенка. – Я убил много людей.
– Но ты не Волдеморт больше!
Эта фраза заставила бывшего Темного Лорда моргнуть.
– Это правда. У тебя абсолютно новое тело, и будет – новое имя, – сказал Люциус.
– Они не позволят мне жить, – ответил мужчина и покачал головой. – Они будут преследовать меня.
– Разреши мне разобраться с ними, – заявил Гарри. – Если они захотят убить тебя, я остановлю их.
И как ни странно, маги не сомневались в словах ребенка.

******
Все студенты были отправлены домой, ведь приближалось Рождество. И в Хогвартсе были только члены Ордена, дети Уизли, Гермиона и Драко. Нарцисса написала им письмо, в котором сообщила, что не получала от Люциуса никаких известий. Она волновалась о муже и сына, но знала, что Северус позаботиться о ее ребенке. Леди Малфой наведалась бы в Хогвартс, но незадолго до этих событий она серьезно заболела и теперь нуждалась в покое.
Сам Северус ходил злой как черт. Большинство члены Ордена вписались в него яростным взглядорм при встрече и настаивали на оправке Люциуса и Волдеморта в Азкабан.
Ко всеобщему удивлению, Ремус и Сириус оказались одними из тех немногих членов Ордена Феникса, кто общался с зельваром.
Который прямо сейчас сидел за своим обычным местом в Главном Зале, прислушиваясь все к тому бессмысленному спору о будущем Малфоя и Волдеморта. Северус не собрался вмещиваться в дискуссию – все равно к нему не прислушаются.
Альбус устало потер виски и сказал:
– Немедленно успокойтесь все!
Постепенно все замолкли. Дети были в другом месте, им не позволили присутствовать при этом разговоре. По правде, здесь были только члены Ордена и Чарли (Фред и Джордж тоже могли бы, но они отвлекали младших Уизли и Гермиону). Драко скорее всего был в Слизеринской гостиной или в комнатах Северуса. Перси был в Министерстве, все еще подобострастно исполняющий волю Министерства.
– Люциуса Малфоя не отправят в Азкабан, – сказал Альбус и оглянулся. – Он никогда не будет осужден Корнелиусом, и, как уже было замечено, почти не принимал участия в делах Волдеморта, с тех пор как он вернулся.
– Ты хочешь забыть его прошлое? – сказал Грюм.
– Никто не свят в прошлом, даже я, – произнес Альбус. – Да, он не святой, но в прошлом он пережил, возможно, даже больше чем мы можем понять. Ведь Люциус говорил Северусу, что не желает причинять вред людям.
Грюм что-то пробормотал себе под нос.
– А что касается Волдеморт, – продолжил директор. Большая часть людей перестала вздрагивать, когда произносили это имя:
– Все зависит от того, каким он вернется. Возможно, он уже мертв.
Северус запустил руки в волосы, желая вновь обнять Гарри. Прошло уже три дня, с того времени, как он последний раз видел мальчика. После того, как почти все свое время он проводил с малышом, сейчас Мастер зелий чувствовал странное опустошение. Никогда в жизни он думал, что сможет так привязаться к ребенку, но все же это было так.
– Ты в порядке? – спросил Ремус.
– Со мной все хорошо настолько, насколько это возможно, – ответил Северус.
– Да неужели? – спросил Грюм. – У тебя, кто оставил Поттера наедине с Темным Лордом и его последователем? Этот змеей…
– Аластор, – предостерегающе произнес Альбус. – Северус, похоже ты не спал. Отдохни.
Северус уже собирался возразить, когда открылась дверь в Большой Зал.
– Сев’рус!
Мужчина, услышав этот крик, застыл, а потом неуверенно двинулся вперед.
Гарри же наоборот засмеялся и резво побежал вперед. Люциус выгнул бровь, увидев такую энергичность мальчика. НА его плечах лежала Нагини, а рядом стоял неизвестный мужчина, одетый в простую черную одежду. Этот мужчина казался уставшим.
Северус крепко обнял ребенка, слыша как отодвигаются стулья. Рядом зазвучали шаги Сириуса, и вскоре Гарри передали крестному. Ребенок не мог понять, почему Блек так крепко обнимает его.
– Люциус Малфой, – поприветствовал Альбус и продолжил:
– И…?
– Мерлин, Альбус, ты не узнаешь меня? – сказал мужчина. – Как невежливо. Я, по крайней мере, всегда признавал тебя.
Зрачки старого мага расширились за очками-половинками.
– Том? – потрясенно произнес он. Маг был поряжен. Он знал лишь одного мага, который сейчас мог быть с Люциусом, и это был Темный Лорд.
– Да, Волдеморт мертв и забыт, – сказал Том. – И зачем ты тащился со мной сюда, Люциус? Я мог бы прийти и сам.
– Да, но я обещал Гарри лично вернуть его Северусу сегодня, – ответил Люциус. – Я не могу нарушить обещание, данное ребенку.
– Но ты не можешь постоянно нянчиться со мной, – застонал Том и обессилено привалился к плечу Люциуса. – Никогда не предполагал, что со мной случится что-то подобное.
Теперь не только Альбус, но и Северус в шоке смотрели на вошедших магов.
– Нас отправят в Азкабан? – тихо спросил Люциус у директора школы. Этот старик мог как спасти их, так и, ну фактически, убить.
– Сейчас же арестуйте их! – закричал Грюм. Он все еще настаивал на этом.
– Нет, вы не посмеете!
Гарри вырвался из рук Сириуса и теперь побежал к двум магам. Он встал перед ними и сказал:
– Если вы попытаетесь сделать это, мы уйдем снова!
– Гарри, – сказал Альбус. – Успокойся. Мы не станем нападать… если они не будут причинять вред.
– Я не собираюсь здесь воевать, – пробормотал Том. – Если только ты не станешь предлагать мне свои лимонные дольки – тогда я тебя удушу, Альбус.
– Ты не собираешься использовать Авада Кедавра? – спросил старик. – Так быстрее.
– Не смогу, – сказал мужчина, выходя из-за плеч Люциуса. Все, находящиеся в комнате, смутились. – Вы ведь знаете, что я умирал.
– Да.
– И Гарри тоже. Из-за той странной связи со мной. Люциус пока еще не все изучил, но похоже – я не дал Гарри погибнуть, но при этом сам продолжил умирать. И умер бы, если бы не Люциус и Гарри.
– Что вы сделали? – спросил Альбус.
– Я сделал зелье, на основе крови Гарри, – сказал Люциус. – Это дало Тому новое тело и новую жизнь, но взамен, он отказался от всего, что имел раньше.
– Он все еще тянет его магию! – закричал Грюм, направляя палочку на магов.
– Ах, ирония всего этого, – сказал Том с саркастической улыбкой, – когда Люциус сказал все – он действительно имел в виду ВСЕ. Самым главным в Волдеморте была его магия. Теперь ее нет.
Зрачки Албуса расширились.
–Это означает…? – спросил он.
Том пожал плечами, притягивая Гарри ближе.
– Я – не более чем маггл, – сказал мужчина. – И знаешь, что самое странное, Альбус?
– …Нет, – старый маг вдруг почувствовал слабость.
– Я совершенно доволен жизнью.

@темы: переводы ГП, Strength

URL
Комментарии
2010-03-16 в 01:14 

Все сбудется! Мне Кока-Кола по телеку обещала)
спасибо за этот фик! :hlop:
очень трогательная история!
с нетерпением жду последнюю главу! :wine:

2010-03-18 в 21:14 

toma08
Действительно замечательный фанфик)

2010-03-27 в 13:34 

Arinet
Чтобы озарять светом других, нужно носить солнце в себе
Спасибо за прекрасный перевод. Очень люблю когда Северус заботится о маленьком Гарри. Спасибо что переводите для нас, не владеющих иностранными языками. Очень жду последнюю главу.:hlop:

2010-05-12 в 01:04 

надеюсь на еще одну главу)) перевод замечательный

   

Falmari

главная